Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Фонд в храме

Исполнительный директор этого благотворительного фонда — священник. Именно поэтому обратившемуся за помощью волей-неволей приходится зайти в храм... Станет ли этот вход первым и последним соприкосновением с Церковью или перерастет в нечто большее — неизвестно. Однако в Санкт-Петербургском благотворительном фонде святого Димитрия Солунского стараются помощь каждому нуждающемуся совмещать с деятельностью миссионерской и пастырской.
Раздел: По душам
Фонд в храме
Журнал: № 7-8 (июль-август) 2011Автор: Игорь Лунёв Опубликовано:

С чего начинается фонд

Детская городская больница № 2 святой равноапостольной Марии Магдалины на 2й линии Васильевского острова. Храм при больнице во имя этой же святой. Вход в храм с улицы, зайти может любой прохожий. Здесь и можно найти настоятеля храма иерея Даниила Василевского, который также является исполнительным директором фонда святого Димитрия Солунского. Полгода назад отец Даниил стал настоятелем еще одного храма: восстанавливающейся Смоленской церкви в Пулково.
Рассказывает отец Даниил:
Фонд создан его нынешним президентом Дмитрием Зайцевым в честь его святого покровителя. Он задумывался, как создать организацию, способную объединить силы обыкновенных граждан в помощи нуждающимся. Когда фонд был создан только на бумаге, мы стали думать, что делать. Ездили в тюрьму поздравлять заключенных, устраивали концерты, дарили детям из детских домов подарки на Рождество. Но когда ты появляешься где-то один раз, то не можешь повлиять на ситуацию. Чем поздравить тысячу, лучше взять одного и ухаживать за ним постоянно: ведь просто поздравление с праздником, к сожалению, мало чью жизнь может изменить к лучшему.
Постепенно сложилось так, что мы стали помогать многодетным семьям, увидев, в какой ситуации живут многие из них. Какие бы ни были обстоятельства, какие бы ни были сложности в характере у этих людей, все равно дети в этих семьях удивительно хорошие, очень добрые, терпеливые. Они более жизнеспособные, они скорее принесут пользу обществу. При этом каждый ребенок — это ценность, это душа, которая может в рай попасть. Если мы хорошо знаем сложную ситуацию в какой-то многодетной семье, мы стараемся курировать ее как можно дольше, некоторым семьям мы помогаем уже 5–6 лет.
Вскоре возникло еще одно наше служение — поддержка беременных женщин. Ведь важно не только обличать аборты, а помочь конкретной женщине, хотя бы даже финансово поддержать ее во время беременности и после рождения малыша. Это дает свой плод. Обычно мы помогаем до того момента, когда женщина может выйти на работу, то есть когда ребенок пойдет в детское дошкольное учреждение. Но! Мы понимаем, что, если просто дать женщине деньги, это не решит основной проблемы, ведь большинство из них не имеет представления о том, что такое христианская нравственность, поэтому мы пытаемся донести до них Слово Божие, конечно, если они сами этого хотят.
В результате сейчас у нас такой объем работ, что боимся, что не хватит сил: сотрудников немного. Но как-то получается, что хватает. Увеличивается количество обращающихся женщин, кажется, все, больше не сможем поддерживать, но вдруг находятся средства.
Еще мы вместе с отцом Артемием Могутовым (это мой бывший одноклассник, он служит в Введено-Оятском монастыре) окормляем два детских дома в области: Свирьстройский и Молодцовский. Туда мы возим подарки, а попутно стараемся побеседовать с детьми. Отец Артемий крестит всех детей, которые поступают в детский дом. Причем неформально: дети на протяжении определенного времени готовятся ко Крещению, для них это осознанное действие. Когда мы пришли в Свирьстройский детский дом, многие дети крест не носили, к беседам со священником относились крайне настороженно. За два года ситуация изменилась: дети с радостью идут на встречу, задают вопросы, спорят. Иногда удается ребят привезти погулять в монастырь.

Больничные дети

Чаще всего люди вспоминают о Боге, когда болеет ребенок. В домовом храме Детской больницы святой Марии Магдалины готовы принять и болящих, и их родителей. Детей отец Даниил причащает, с родителями ведутся просветительские беседы. Некоторые ребята, выздоровев, продолжают сохранять связь с храмом на 2й линии, даже несмотря на то, что воспоминания о пребывании в больнице для них тяжелы.
Отец Даниил:

Однажды фонду удалось найти средства на приобретение аппарата искусственной почки. Так мы познакомились с главврачом больницы Автандилом Георгиевичем Микавой. Потом руководство больницы обратилось к нам с просьбой помочь в открытии больничного храма. Наш президент Дмитрий Петрович живо откликнулся на предложение главврача, и в сжатые сроки появился храм святой равноапостольной Марии Магдалины.
Теперь мы здесь пытаемся заниматься с детьми. Работа фонда стала пересекаться с пастырской деятельностью. Еще мы работаем с детьми в больнице на 14й линии, где лежат дети с заболеваниями почек, сердца, ревматизмом. Там занимается с детьми специальная группа женщин — выпускниц Епархиальных богословских курсов. Они готовят деток к Причастию. Мы стараемся их причащать не реже двух раз в месяц. В больнице лежат дети по большей части неверующие. Но ситуация, в которой они оказываются, очень располагает к обращению к Богу. Некоторые дети лежат в больнице по нескольку раз и постепенно воцерковляются. Выписываются и начинают в какие-то другие храмы ходить. Еще у нас есть программа «Родительский клуб»: родители собираются вместе, какие-то проблемы вместе обсуждают, слушают лекции.

Самая сложная работа

У фонда есть программа помощи бездомным, нищим и старикам, попавшим в трудную ситуацию.Помощь бездомным — работа сложная и, как правило, неблагодарная. Общество относится к бездомным, как к каким-то пропащим людям. Но кто из благополучных сегодня людей может гарантировать, что не опустится за считанные месяцы, если окажется без жилья, документов и знакомых, готовых помочь?Отец Даниил: История многих бездомных: приезжают подработать, а здесь уже их ждут, забирают деньги и документы, избивают. Если такой несчастный попадает к нам, дня два надо потратить только на одного человека: помыть, произвести дезинфекцию (есть службы в городе, которые этим занимаются), одеть, нужно искать его родственников... При этом его нельзя нигде оставлять одного, потому что он опять куда-то убредет. Потом надо купить ему билет, посадить на поезд, позвонить, удостовериться, что он доехал. Порой важно не столько чем-то обеспечить нуждающегося, отчаявшегося человека, сколько дать ему надежду, показать, что не все так плохо, что нужно приложить какие-то усилия, тогда ситуация исправится.
Вот случай: одна женщина привела бездомного окрестить. Он страшный, грязный... Вроде хочет креститься, но ничего не знает. Мы решили, что так крестить нельзя. Наша сотрудница сказала: «Я с ним позанимаюсь». Вот она научила его молитвы читать, пристроила его в наркологическую больницу. Приходит он через месяц, я его не узнал — подстриженный, чисто одетый, лицо такое светлое. И мы его окрестили с радостью. Причем он осознанно к этому Таинству подошел. Я взял требник, задаю ему вопросы на церковнославянском языке, собираясь объяснить смысл вопросов. А он мне сходу отвечает. Говорю: «Зачем Вы хотите христианскую веру принять?». А он: «Чтобы наследовать жизнь вечную и спасение». В требнике почти то же самое написано. Он уже несколько раз приходил, причащался, слава Богу.

Кризисный телефон

Пока фонд не может себе позволить организовать полноценный телефон доверия, но сотрудники нашли выход. Сегодняшний «телефон доверия» фонда,— это номер мобильника, на который можно звонить почти круглосуточно. На звонки отвечают опытные психологи. Очень часто людей нужно просто проконсультировать, дать рекомендации по оформлению социальной помощи. Но бывают и критические ситуации, когда приходится сообща работать, чтобы помочь человеку. Номер этого телефона опубликован в некоторых справочниках, есть он и в женских консультациях, на листовках против абортов. Знают этот номер и социальные службы города, которые, обращаются в фонд, если сами кому-то помочь не могут. При фонде открыт и консультативный юридический пункт.Отец Даниил: Люди нас находят, звонят, рассказывают свою ситуацию. Дальше мы выезжаем на место, смотрим, что происходит. Мы должны лично удостовериться в том, что человек нуждается в помощи, а если нуждается, то в каком объеме. Ведь мы отвечаем перед нашими благотворителями. Они должны быть уверены в том, что их помощь действительно идет нуждающимся. С нами сотрудничают в основном частные благотворители, даже если они являются руководителями крупных компаний, благотворительность — это их личное участие. Если есть согласие человека, мы публикуем его историю в интернете, на нашем сайте и в Петербургском разделе сайта miloserdie.ru. Обычно деньги переводят на наш счет с указанием, кому они направлены, или на Яндекс кошелек. Также стараемся собрать помощь через знакомых.Конечно, пытаемся как-то людям объяснить, что надо к Богу обращаться, но не хотим, чтобы это выглядело так: мы вам поможем, но вы должны в храм ходить. Пробуем тактично рассказывать. Кто-то прислушивается. Хотя, конечно, много у нас недочетов. Трудно выработать в себе христианский подход к любому человеку: не смотреть на то, что он в чем-то виноват, а смотреть на то, что надо ему помочь. Сострадание — самое важное. И пока есть это чувство, работа идет. Как только оно куда-то пропадает, появляются усталость, раздражение, работать становится очень тяжело.Дай Бог, чтоб на каждом приходе такой фонд был. Важно, чтобы все общество этим занималось. Ведь есть люди, которые никогда милостыню просить не будут, никогда не пожалуются,— благородные, выносливые. Часто нам звонят не те, кому помощь нужна, а их знакомые. Очень приятно помогать людям, которые каждый раз говорят: «Может, вам лучше кому-то другому помочь, мы и так справимся»... А еще хочется поблагодарить всех наших боголюбивых жертвователей, молитвенников, многочисленных помощников, партнеров, самоотверженных волонтеров — всех-всех, кто трудится для нашего общего дела.

Другие статьи из рубрики "По душам"

система комментирования CACKLE