Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Женщины поселка Сусанино

Среди прихожан храма Казанской иконы Божией Матери в поселке Сусанино почти одни дамы: на пятьдесят «платочков» лишь двое или трое мужчин. Даже в алтаре священнику помогает женщина. Может быть, неспроста: ведь места эти прославила тоже женщина — блаженная Любушка, многим помогавшая при жизни своей прозорливостью, добротой и молитвой.
Раздел: Приход
Женщины поселка Сусанино
Журнал: № 11 (ноябрь) 2016Страницы: 34-37 Автор: Татьяна МазепинаФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 8 ноября 2016

СИЛА И СЛАВА

— Всему православному миру нужно бы задуматься, как учинить свою жизнь согласно Священному Писанию, как устроить быт, устроить отношения в современном обществе, — заканчивает службу проповедью настоятель сусанинского храма протоиерей Виталий Капистка. — Чтобы люди видели веру православных христиан, их дела и говорили: «Он христианин, велик его Бог. Если он милосерд, велик его Бог. Если он прощает, велик его Бог. Если он не гневается, не осуждает и не гордится, велик его Бог. А если его Бог так велик, может, и мне нужно прийти к этому Богу».

Отец Виталий был назначен на приход Казанской иконы Божией Матери в Сусанино 14 лет назад. Девять лет он жил в поселке, в небольшом доме у храма, потом переехал ближе к областному центру, в Петергоф. Его супруга, матушка Акилина, — регент хора. У них четверо детей, старшие уже поступили в вузы: один из сыновей учится на гражданского летчика в Государственном университете гражданской авиации, а второй — студент факультета управления летательными аппаратами в Балтийском государственном техническом университете имени Д. Ф. Устинова. Младшие дочь и сын еще ходят в школу.

В проповеди отец Виталий задается вопросом, почему так мало людей приходит в храм, к Богу. И сам же отвечает: потому что они не видят в нас отражения Божия, они не видят великого Бога в наших делах и нашей жизни. Эту же тему он продолжает в личной беседе:

— Я вот о чем хотел поговорить. В Великий пост на Великом повечерии мы поем стихи: «С нами Бог, разумейте языцы, и покоряйтеся: Яко с нами Бог». Слова звучат, а в храме никого нет. Кому мы поем? Себе поем. Какие «языцы» уразумеют, что с нами Бог? Этого не видно совершенно. Прежде всего — нам. Если бы народу открылось, что с нами Бог… Это ведь был боевой клич, — увлекается отец Виталий. — Монголо-татарское иго, война 1812 года, Великая Отечественная… Мы всегда побеждали с Богом.

Настоятель вспоминает, как Моисей вел еврейский народ через пустыню, а путь ему указывал сам Бог, который днем был в столпе облачном, а ночью — в огненном. И говорит, что не знает, почему сейчас Бога не видно.

Но не всегда Господь виден в силе и славе, великих делах, подвигах и победах. Может, являет Он Себя и в незаметных людях, таких, как эти неприметные прихожанки? Не зря ведь Казанская икона Божией Матери была явлена, по словам патриарха Гермогена, «ни святителю града, ни начальнику властелинску, ниже вельможи или богату, ниже мудру старцу», а дочери простого человека, девятилетней девочке Матроне.

  

БОГ В СЕРДЦЕ И ЗВЕЗДНОЕ НЕБО

Галине Бекасовой в январе исполнится 78 лет. В этом храме она крестила своих сыновей. Младшему сейчас 49 лет. Старшему исполнилось бы 54 года. Но он умер, когда ему было 36. Сын работал трактористом и всё время жаловался на плохое самочувствие. Врач почему-то не придавала этому значения. Случился инсульт. Но и тогда ошибочно стали лечить сердце. После второго и третьего инсульта всё стало ясно, но лечить было уже поздно.

— Врач в областной больнице говорит: вы можете подавать в суд на тех докторов, которые его «упустили», — рассказывает Галина. — Но я не хотела. Да мне и некогда было. Нужно было ухаживать за сыном. Он лежал, я даже кормила его через зонд. Он только видел и слышал. Жена от него отказалась. Моя родня далеко, здесь только родственники мужа. А сам муж умер от онкологии сразу после того, как с сыном случилась беда: я-то плакала, а он всё в себе держал. Сын в таком состоянии прожил еще 2 года 10 месяцев. Я и ночевала с ним. У нас же в больницах за лежачими не ухаживают.

Младший сын Галины не ходит в храм, но носит крестик и кольцо с надписью «Спаси и сохрани». Когда потерял его, попросил мать купить еще одно.

— Мы их не научили вере, как и наши родители нас, — объясняет другая прихожанка, Мария. Она всю жизнь проработала учителем географии в школе, сейчас ей 76 лет.

— Я так люблю звездное небо, — делится она. — И учеников своих всегда собирала поздно вечером и показывала им созвездия. Они до сих пор вспоминают об этом, когда встречают меня, хотя всем уже по пятьдесят.

Сегодня, в Рождество Богородицы, Мария принесла на освящение в храм вышитую своими руками икону Божией Матери.

— Сегодня же мой праздник. Я же Мария, — поясняет она.

Мария с Галиной вспоминают, как их родители верили в Бога, но детям ничего не говорили. Перед школой приходилось снимать крестики. У Марии учительницей была дочь священника, было полегче. Однако она помнит, как соседей отправляли в Магадан. В Вологодской области, откуда родом Галина, было строже. Людей за веру сажали в тюрьму. Мария до сих пор боится доноса. Когда видит диктофон — отказывается разговаривать, даже фамилию не хочет называть.

— А почему? — негодует Галина. — Надо правду говорить.

Разговор обрывается: они торопятся на электричку. Обе живут в Кобралово — поселке неподалеку. И электричка — единственный способ добраться до дома.

Но в храме остаются другие женщины — помыть пол, прибрать после службы. Перед большими праздниками бывают и общие уборки. Тогда есть время и поговорить, и попить вместе чай. Большие чаепития для всех устраиваются летом — на Казанскую на улице, а весной, на Пасху, — в домике у храма. Но все и так друг друга знают.

— Они встречаются перед службой и начинают обмениваться новостями, — рассказывает священник. — Я им разрешаю, но только до Литургии и после. Как только звучит «Благословенно Царство», они замолкают.

Действительно, на службе в храме царит тишина. И люди здесь не зрители. Они приходят с распечатанными тропарями к празднику, многие молитвы богослужения знают наизусть.

— Я на Литургии благодарю Бога вслух, — говорит отец Виталий. — А они в своем сердце.

  

ПОМОЩНИЦА В АЛТАРЕ

— Я не хотела идти в алтарь, — признается эта аккуратно одетая женщина (на фото. — Прим. ред.) с правильной речью, которой исполнилось 84 года. — Однажды я чистила подсвечник, ко мне подошел батюшка и говорит: «А теперь будете чистить в алтаре». Я делаю вид, что не слышу. А он: «Вера Ивановна, я с кем разговариваю?» Я поднялась: «Простите, батюшка». — «Вот это другой разговор. Забирайте ваши тряпки, и в алтарь». — «А вот этого не будет». Он промолчал, но лицо у него покрылось пятнами. Наконец, произнес: «Жду вас в алтаре». Ну что делать, мне пришлось идти.

Отец Виталий рассказывает, что их еще в семинарии предупреждали: помощников в алтаре, возможно, придется искать среди пожилых женщин.

— А где я возьму тут мужчин? Даже если и найдется, надо, чтобы на него можно было положиться.

В силу возраста Вера Ивановна не всегда прекрасно себя чувствует. Накануне праздника Рождества Богородицы она позвонила отцу Виталию и сказала, что на Всенощное бдение прийти не сможет: наверное, Господь услышал её молитвы и забирает до того, как она полностью ослепнет — в последнее время стало портиться зрение. Отец Виталий наказал женщине беречь себя, взял сына (раньше он всегда брал сыновей, но сейчас у них учеба), приехал в храм. И тут идет ВераИвановна. Она помолилась, ей стало легче, вот и решила все-таки отправиться на богослужение.

— Больше всего я ценю в ней верность, — признается настоятель. — В ком еще найдешь такую?

Веру Ивановну воспитала очень набожная мама. Но работа с 12 лет, учеба в техникуме и институте, своя семья, ответственная должность заместителя начальника отдела в Смольном не оставляли на храм ни времени, ни сил. И только смерть матери снова привела её в 53 года в Церковь, а в 70 лет она оказалась и в алтаре.

— Я никогда не думала, что окажусь у престола Божия. Но, знаете, я не испытываю сейчас того трепета, который испытывала вначале. Я так привыкла, словно прихожу к себе домой. Я уже каялась в этом на исповеди отцу Виталию, — сокрушается она.

Вера Ивановна приходит в храм к 6:30 утра: на проскомидию нужно подготовить кадило с маленьким угольком, чуть позже на Литургию — с большим… Она поддерживает в алтаре идеальный порядок. Стирает полотенце, которым священник вытирает руки после омовения, после каждого богослужения. Она читает с отцом Виталием записки. Подает ему свечу. Вера Ивановна защищает священника.

— Когда он приехал к нам — до этого в храме на моем веку было два настоятеля, — мы его боялись. Он и сам заявил о себе: «Я строгий». Ну всё, думаем, теперь будем ходить на цырлах. Но на самом деле он очень добрый. Да, требовательный. Делает мне замечания. Я с ним спорила вначале. А теперь я ему благодарна. Могла ли я подумать, что в 70 лет человек еще может меняться?! А отец Виталий помогает мне становиться лучше. И другим тоже. Ведь он хочет нашего спасения.

Возможно, вначале Вера Ивановна и вправду должна была ходатайствовать среди прихожан за отца Виталия, но теперь, судя по отзывам, они и сами знают, каков он, ценят и благодарят Бога за своего настоятеля.

  

ЛЮБУШКИНЫ ПОДАРКИ

Матушка Акилина вспоминает, что Любушка Сусанинская сразу показалась ей необыкновенной. Худенькая, маленького роста старушка с первого раза обращала на себя внимание.

— Первый раз я приехала к ней по окончании философского факультета, — рассказывает матушка. — Родом я из Сибири. И вот, нужно было решать, оставаться в Петербурге или ехать домой. Любушка тогда сказала что и так хорошо, и этак. Во второй раз меня к ней повезла знакомая монахиня, которая хотела, видимо, чтобы я пошла в монастырь. Тогда я училась на регентском отделении. Поступила туда после университета, потому что хотела служить Богу, а как еще женщина может служить — только быть регентом. И вот в это посещение я трепетала. Что скажет Любушка, так и будет, решила я. Любушка выслушала мой рассказ про Виталия, помолилась по своей ладошке и сказала: «Виталий хороший». Так я и стала матушкой.

БЛАЖЕННАЯ ЛЮБУШКА (ЛЮБОВЬ ЛАЗАРЕВА)

РОДИЛАСЬ В КАЛУЖСКОЙ ГУБЕРНИИ В 1912 ГОДУ В МНОГОДЕТНОЙ СЕМЬЕ. ПЕРЕЕХАЛА В ЛЕНИНГРАД К СТАРШЕМУ БРАТУ, РАБОТАЛА 12 ЛЕТ НА ЗАВОДЕ «КРАСНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК». ЗАТЕМ УШЛА ИЗ ДОМА БРАТА И СТАЛА СТРАННИЦЕЙ. НЕСКОЛЬКО ЛЕТ ПРОВЕЛА НА КУБАНИ, ЗАТЕМ ВЕРНУЛАСЬ В ЛЕНИНГРАД. ЖИЛА В ПОСЕЛКЕ ВЫРИЦА — СНАЧАЛА БЕЗ ЖИЛЬЯ, ПОСЛЕ В ДОМЕ ОДНОЙ ИЗ МЕСТНЫХ ЖИТЕЛЬНИЦ. В КОНЦЕ КОНЦОВ ПЕРЕЕХАЛА В СУСАНИНО. К ЭТОМУ ВРЕМЕНИ МНОГИМ УЖЕ БЫЛА ИЗВЕСТНА ЕЕ ОСОБАЯ ПОДВИЖНИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ, ПОЭТОМУ, КОГДА ОНА СКАЗАЛА ОДНОЙ ИЗ ПРИХОЖАНОК ХРАМА КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ, ЛУКИИ, ЧТО ПОСЕЛИТСЯ У НЕЕ, ТА С РАДОСТЬЮ СОГЛАСИЛАСЬ. ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ ЛЮБУШКА ПРОЖИЛА В ВЫШНЕ-ВОЛОЦКОМ КАЗАНСКОМ ЖЕНСКОМ МОНАСТЫРЕ. СКОНЧАЛАСЬ В 1997 ГОДУ.

Любушка действительно молилась, водя пальцем по ладони, словно что-то читала. Так же она молилась на Новом Завете, не открывая его. Этот томик с вытертой, где водила пальцем Любушка, обложкой сейчас стоит на полке Казанской церкви в Сусанино. Книгу в храм принесла Галина, чья мама, Лукия Ивановна, приютила старицу под своей крышей.

— Но это был, конечно, крест для Лукии. Люди шли к Любушке непрерывно. На плите всегда стояли огромные чаны с едой. Кого-то Любушка оставляла ночевать, — рассказывает матушка Акилина.

— А недавно Галина принесла целый пакет крестиков, которые почему-то дарили Любушке, — рассказывает отец Виталий. Говорит, что разбирала вещи и нашла. Сегодня во время исповеди я спросил ее, ругалась ли Любушка. Она такиспуганно на меня посмотрела: «Нет, что вы?!»

Еще при жизни люди называли Любушку Божиим человеком. Настоятель храма отец Константин Левканов, который служил в этом храме до 1989 года, знал старицу лично, во время богослужения, когда она была в храме, часто произносил:«Любушка, молись за нас».

— Каждый раз, когда кто-то из наших прихожан едет в Вышне-Волоцкий Казанский женский монастырь на могилу к Любушке, я прошу их поклониться и от моего имени, — говорит матушка Акилина. — И добавляю, что, может быть,Любушка мне чего-нибудь и передаст. Сама же я с детьми не смогла пока туда выбраться. Последний раз кто-то из наших поехал и привез оттуда большую икону Пресвятой Богородицы — Гефсиманскую Одигитрию. Они побыли у могилки, а после их почему-то догнала сестра монастыря и подарила образ… Его-то мне и привезли.

Другие статьи из рубрики "Приход"

система комментирования CACKLE