Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Бабушкин дом

Казенное учреждение… Вряд ли это словосочетание применимо к «Общежитию для малосемейных граждан», проще говоря — для одиноких бабушек и дедушек, которое действует в деревне Назия Кировского района. Здесь всё по-домашнему — и не в последнюю очередь потому, что стариков взял под свое крыло местный приход Тихвинской иконы Божией Матери.
Раздел: ПОДРОБНО
Бабушкин дом
Комендант Галина Марченко (слева) застала в живых внучку помещика Колотова Веру Александровну, ныне покойную. Сейчас в доме живет ее дочь Елена Николаевна, которая полна оптимизма, несмотря на довольно тяжелое заболевание
Журнал: № 10 (октябрь) 2016Страницы: 10-15 Автор: Татьяна МазепинаФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 21 октября 2016

В БЫВШЕМ ОБЩЕЖИТИИ

Когда открываешь калитку, проходишь через палисадник, поднимаешься на крыльцо и входишь в двухэтажный кирпичный дом, не возникает ощущения, что ты попал в больницу или дом престарелых. Длинные коридоры немного темноваты, общие кухни скудны обстановкой, ванные комнаты нуждаются в ремонте, но здесь не царит угнетающая безнадежность. А когда встречаешься с жительницами дома, сразу чувствуешь такое тепло, что кажется, будто приехал в гости к родной бабушке.

  

Этот дом, где проживают 13 престарелых женщин, многим из которых за восемьдесят, и один мужчина, несколько раз менял свое название. Сейчас он именуется «Общежитием для малосемейных граждан». В основном его населяют бывшие работницы торфяных разработок — их называли «торфушками» — из пяти рабочих поселков этих мест. С 1996 года в поселках начались перебои с электричеством и транспортом, бабушкам пришлось оставить свои дома и со скромным имуществом переехать в бывшее общежитие предприятия «Промбурвод». Они живут в нем, каждая в своей комнате, и платят только за коммунальные услуги. Из персонала — комендант Галина Марченко, четыре вахтера и уборщица. Женщины сами ухаживают за собой и друг за другом.

Бабушки гуляют недалеко от дома. Иногда выходят в деревню. Бывают в храме
Бабушки гуляют недалеко от дома. Иногда выходят в деревню. Бывают в храме

В 1993 году в поселке Назия открылся храм Тихвинской иконы Божией Матери. «Мне сын об этом сообщил, — рассказывает Галина. — Я удивилась, пошла посмотреть из любопытства, да так там и осталась». Бывшая воспитательница в детском саду, бывший работник соцзащиты, Галина трудится в доме для бабушек со дня его открытия. Во многом благодаря ей приход и «Социальный дом для престарелых граждан», как он тогда назывался, связаны с самого начала. Другие члены приходской общины также стали сразу помогать бабушкам.

Нынешний настоятель храма иерей Михаил Шаталов на протяжении нескольких лет навещал бабушек, служил обедню, исповедовал и причащал. Почти все они собирались в комнате отдыха, где есть красный угол с иконами, а на аналое лежит подаренная писаная икона святой преподобномученицы Елисаветы. Служил отец Михаил в доме бабушек и на Пасху, после ночной Литургии. Из поселка подтягивались все, кто не смог быть в храме ночью, а некоторые, особо стойкие, приходили на оба пасхальных богослужения. «Потом я решил, — рассказывает священник, — что будет правильнее, если те бабушки, которые в состоянии, сами начнут посещать храм и станут полноценными членами общины. Ну а те, кому это не под силу, могут по-прежнему звать меня для Исповеди и Причастия».


С МИРУ ПО НИТКЕ

Общежитие сейчас находится в ведении Муниципального казенного учреждения хозяйственного обеспечения и транспорта при администрации поселка. Какое-то время было непонятно, кому оно принадлежит и кто за него отвечает. Тогда одначастная организация за свой счет отремонтировала крышу, другая поставила смесители. Один предприниматель как-то принес две коробки свежей рыбы, просто оставил их у двери. Благодаря другому, владельцу небольшого сыроваренного завода, у бабушек на столе всегда были творог и сметана. Из музыкальной школы поселка приходят дети и устраивают жительницам дома концерты. Из Норвегии приезжают добрые люди и тоже оказывают посильную помощь. Сам отец Михаил приходит в дом не только для того, чтобы удовлетворить духовные нужды бабушек, но и что-то подладить, отремонтировать, просто пообщаться с насельницами, как он их называет. Приходит вместе со своими тремя сыновьями. «Кого ни попросишь, никто не отказывает, — рассказывает Галина. — Вот так и живем: с миру по нитке».

Любовь Дмитриевна Шестакова охотно рассказывает об отце Михаиле: «Он очень добрый, внимательный, всегда все объяснит. Вот не хочешь понимать, а поневоле приходится»
Любовь Дмитриевна Шестакова охотно рассказывает об отце Михаиле: «Он очень добрый, внимательный, всегда все объяснит. Вот не хочешь понимать, а поневоле приходится»

Самая большая проблема сейчас — восстановить напор холодной воды на втором этаже. Особенно трудно зимой, когда из крана течет чуть ли не кипяток. Тут кто-то один помочь не в силах. Нужно ремонтировать трубопровод на улице, под землей — это разрешение от государства. Замена труб — это средства. Тут помогать нужно действительно всем миром.

— Больше всего действие Божие видится в том, как они относятся друг к другу, — делится Галина. Она работает за такую маленькую зарплату и при этом относится к бабушкам так тепло и с таким уважением, что очевидно: она воспринимает это как служение. У вахтеров зарплата еще меньше, но они тоже проявляют сочувствие и терпение. Одной из бабушек нужно четыре раза в день делать инъекцию инсулина — все вахтеры научились делать.

  

Когда кто-то заболеет, бабушки ухаживают друг за другом. Когда кто-то умирает — провожают в последний путь. И, на самом деле, не сильно удивляешься, что в таком возрасте и таком состоянии они могут позаботиться о себе и друг о друге. Ведь они всю свою жизнь заботились о целой стране.


ТРИ МАРИИ

Мария Степановна Баринова ходила в храм каждое воскресенье. Её провожал и встречал кот. После первой исповеди она, курившая всю жизнь, бросила. Сейчас она даже не выходит из комнаты. Её нечасто навещают соседки — не со всеми сложились хорошие отношения. Она рано ложится спать и в 16 часов уже закрывает дверь изнутри, но на наш стук открыла.

Марии Степановне Бариновой 91 год. Несмотря на возраст, все бабушки в доме сами за собой ухаживают и помогают друг другу
Марии Степановне Бариновой 91 год. Несмотря на возраст, все бабушки в доме сами за собой ухаживают и помогают друг другу

Ей исполнился 91 год, она почти никого не узнает, да и некого: родственники её не навещают. Самый близкий человек — это комендант Галина Марченко, ей Мария Степановна снова и снова рассказывает историю своей жизни, которую уже тоже начала забывать.

Воспоминания начинаются с войны, которая застала её на родине, в одной из деревень Новгородской области. Отца забрали на фронт, матери через какое-то время тоже пришлось уходить вместе с четырьмя детьми, младшему из которых было пять лет. Они шли через деревню Мясной Бор, возле которой попала в окружение и погибла 2-я ударная армия, пытавшаяся деблокировать Ленинград. Лес обстреливался, кругом лежали русские солдаты, мертвые и еще живые. Одинухватился за ногу Машиной мамы: «Возьми меня с собой. Я тебя по гроб жизни не забуду». «Куда бы она его взяла со всеми своими детьми?..» — вспоминает Мария Степановна. Семье не удалось выйти из окружения, их взяли в плен, погрузили в эшелоны. Мария вместе с сестрой Валей бежали, их снова поймали и отправили в Эстонию. Там было относительно спокойно. Девушка месила ногами глину, ухаживала за эстонской семьей и хранила одежду отца — он ведь вернется, ему надо будет что-то носить. Там она и встретила Победу, осталась жить, вышла замуж. А потом, беременная, поехала навестить отца, который все-таки вернулся. В дороге случилось несчастье, она потеряла свою двойню. Больше иметь детей не смогла, муж с ней развелся, и она вернулась в Россию. Поселилась в деревне Жихарево (сейчас входит в состав Назиевского городского поселения. — Прим. ред.), где жил её дядя, брат отца. Работала поваром, снова вышла замуж. А когда овдовела, когда её ветхий деревянный дом в Назии пришел в негодность, перебралась в это общежитие.

С переездом помогал Женя — молодой мужчина, сын подруги, которого она нянчила в детстве и, по сути, воспитала. Он писал ей из армии: «Дорогая няня! Сижу, охраняю море. Скучаю», а недавно писал, что сейчас занят делами и не может приехать к своей старенькой наставнице…

Марьям Менябудиновна Иванова родом с Урала. Тоже приехала на торфоразработки. Она — труженица тыла, награждена несколькими медалями. «Правда, внуки променяли их. Но это неважно, документы же остались. Не нужны мы никому. Когда была война, были нужны. А сейчас не нужны», — с горечью в голосе произносит она. Но мне кажется, что Марьям Менябудиновна не права. Ей около 90 лет. Она выращивает цветы в палисаднике у дома и учит за ними ухаживать Галину. Она варит борщи, угощая ими соседок. Только недавно перестала печь пироги на настоящем дрожжевом тесте. Зато продолжает готовить вкусные тончайшие блины. «Недавно приезжал внук. Я думаю, почему такие сухие блины? А я масла в них забыла положить», — сетует она. Она и сама навещает внуков. Рассказывает, как правнук раскапризничался, она взяла его на руки, а он и заснул. Тогда прабабушка Маша попросила подложить ей подушку под рукуи просидела с внуком на руках весь час, пока он спал.

Марьям Менябудиновна Иванова — труженица тыла. «Когда я слышу о войне, меня начинает трясти. Не дай Бог опять этот холод и голод», — говорит она
Марьям Менябудиновна Иванова — труженица тыла. «Когда я слышу о войне, меня начинает трясти. Не дай Бог опять этот холод и голод», — говорит она

Мария Федоровна Власова уже ничего не слышит. На стене в её комнате висят иконы Божией Матери — простые бумажные православные календари.

— Когда она молится, у меня мурашки по телу, — рассказывает Галина. — Она думает, что её никто не слышит, а мой кабинет прямо через стенку. Вначале она разговаривает с Богом так, как вот мы сейчас с вами разговариваем. А потом начинает читать Символ веры: «Верую во Единого Бога Отца Вседержителя…»

Мария Федоровна ни на что не жалуется, напротив — благодарит всех и за все. А сама она трудилась для других и для страны всю свою жизнь
Мария Федоровна ни на что не жалуется, напротив — благодарит всех и за все. А сама она трудилась для других и для страны всю свою жизнь

Мы не могли с ней поговорить, просто постояли в её комнате, фотограф сделал несколько снимков. Галина ничего не успела рассказать нам о её жизни. Но вот странно: оказавшись с нею, да и с остальными бабушками рядом, очень хочется ихблагодарить. Не за что-то конкретное, ведь мы их почти не знаем. Наверное, на чувстве благодарности стоит семья, та самая «домашняя атмосфера», которой дышат в хорошем приходе и в назиевском «общежитии».


Другие статьи из рубрики "ПОДРОБНО"

система комментирования CACKLE