Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Край каменных крестов

Многим известны знаменитые каменные кресты Ирландии и Великобритании. Все они там наперечет: символы страны и национальное достояние. Однако кому известно, что на Северо-Западе России — в Ленинградской, Новгородской, Псковской, частично Тверской и Вологодской областях, а также в Карелии — в полях, под открытым небом, стоит более тысячи похожих крестов? Петербуржцы Александр Потравнов и Татьяна Хмельник не первый год занимаются изучением этих древних артефактов.
Раздел: Проект
Край каменных крестов
Крест в д. Старые Смолеговицы (Лен. область).
Журнал: № 10 (октябрь) 2016Автор: Татьяна Мазепина Опубликовано: 14 октября 2016

СЛАВА «РЕГИОНАВТАМ»!

— Когда сообщаешь местным жителям, что каменный крест в их деревне стоит с XV века, они остаются равнодушны, — рассказывает Александр. — А когда спрашиваешь, видели ли они хоть раз в жизни вещь, которой 600 лет, отвечают, что нет. Я показываю на крест — и прямо слышу, как у человека начинают скрипеть шестеренки в голове. Самый древний, Стерженский крест на Новгородской земле (хранится в Тверском краеведческом музее), датируется 1133 годом. Другие моложе, но для современного обывателя разница в несколько сот лет уже не так заметна.

Справка

ТАТЬЯНА ХМЕЛЬНИКЧЛЕН СОЮЗА ЖУРНАЛИСТОВ РФ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЙ ЧЛЕН РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА.

АЛЕКСАНДР ПОТРАВНОВВОЕННЫЙ ПО ПЕРВОМУ ОБРАЗОВАНИЮ, ЭКОНОМИСТ — ПО ВТОРОМУ. ТАТЬЯНА И АЛЕКСАНДР — СУПРУГИ И ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ, АВТОРЫ НЕСКОЛЬКИХ КНИГ ИЗ СЕРИИ «РУССКАЯ ОДИССЕЯ»: «ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ ИЛЬМЕНЯ» (АЛАБОРГ, 201), «ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАРВСКОМУ ТРАКТУ» (БАЛТИЙСКАЯ ЗВЕЗДА, 2013), «ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ ЛАДОГИ» (БАЛТИЙСКАЯ ЗВЕЗДА, 2013), «ПОДЗЕМЕЛЬЯ СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ» (БАЛТИЙСКАЯ ЗВЕЗДА, 2015).

Местные жители убеждены, что, обнаружив такую редкость, ученые ее непременно увезут. Но Александр и Татьяна — не колонизаторы, которые вывозят с покоренных земель всё, что им нужно. Они считают, что кресты должны оставаться на своих местах, в своей естественной среде.

Александр Потравнов и Татьяна Хмельник начали уделять особое внимание изучению каменных крестов в 2009 году. Но их интерес к родному региону гораздо старше. Татьяна даже придумала специальный термин «регионавтика», она говорит, что идея пришла к ней ночью. «Регионавтика» — это комплексное изучение территории, включающей различные административные единицы, обладающие исторической и географической взаимосвязью, выявление закономерностей и особенностей развития всех ее компонентов в исторической перспективе. В нашем случае, поскольку мы живем на Северо-Западе, — это Новгородская и Псковская земли периода их расцвета, а также приграничные с ними территории.

  — Главным элементом изучения для нас становятся разнообразные объекты, — рассказывает Татьяна, — природные и геологические (реки, долины, озера, обнажения, скалы, пещеры), здания (дома, церкви, усадьбы) и сооружения (заводы, плотины, шахты, карьеры, мосты), а также любые иные материальные следы деятельности человека (могильники, городища, каменные кресты). Через всестороннее изучение этих объектов мы и познаем территорию, ее изменение во времени, как сложный и единый организм. Такой подход, на наш взгляд, отличается от традиционного «местечково-центристского» краеведения, которое обычно замыкается на особенностях своего субъекта (село, город, район, область).

Вначале Александр и Татьяна просто осматривали кресты как одну из разновидностей памятников старины. Потом стало ясно, что стоит отнестись к ним серьезнее — измерять, фотографировать, копировать надписи. После этого выяснилось, что кресты могут поведать много интересного об истории местности и даже целой страны.

Крест в Борисоглебской церкви (В. Новгород), ориентировочно конец XIV — первая половина XV века
Крест в Борисоглебской церкви (В. Новгород), ориентировочно конец XIV — первая половина XV века

ИЗ ГРЕКОВ В ВАРЯГИ

В Новгородской земле больше всего крестов в круге. Круг может обозначать нимб, небо, а может быть солярным символом. Кресты эти, в основном, ромбовидные. У ильменских словен ромб традиционно был знаком земли, засеянного поля. Ромб также может быть образом копья или набухшей почки. На Псковщине распространен другой тип — кресты с расширяющимися лопастями.

— Мы поняли, что нужно собрать как можно больше материала: он, возможно, сам откроет что-то, — говорит Александр. — Если нанести на карту расположение крестов по их типам, становятся видны исторические границы земель — Новгородской, Псковской, территории Великого княжества Литовского.

Крест в д. Ястребино (Лен. область), ориентировочно XV–XVI века
Крест в д. Ястребино (Лен. область), ориентировочно XV–XVI века

О происхождении крестов может свидетельствовать материал, из которого они сделаны: известняк, песчаник, даже гранит. Существует теория, что традиция ставить каменные кресты пришла в Северо-Западный регион современной России из Скандинавии во времена контактов с варягами, мирных и не очень. Но Александр и Татьяна убеждены, что кресты «достались» нам от Византии. В произведениях византийского поэта Константина Родосского, жившего на рубеже IX и X веков, упоминаются кресты в Константинополе, которые ставили на каменные колонны. Они не сохранились до наших дней. Но именно оттуда традиция изготовления крестов пошла двумя независимыми путями, считают «регионавты»: на северо-восток в Древнюю Русь и северо-запад — в Европу. Это подтверждают находки греческих каменных крестов V–VI веков в Крыму и крестов XI века на Северном Кавказе. Александр и Татьяна проехали 15 европейских стран, изучая, осматривая и ощупывая собственными руками каменные кресты. И сделали вывод, что по типу они все отличаются от отечественных. Встречаются две традиции — русская и европейская — в Эстонии. Самый яркий пример такой встречи — крест Василия Росладина, новгородца, воевавшего на стороне шведов. Этот крест, установленный на дороге Нарва — Ревель (Таллин) в 1590-х годах, имеет надписи на двух языках: с одной стороны на русском, с другой — на немецком.


НА ПОМИНОВЕНИЕ ДУШИ

Существует небольшое количество крестов с объяснительными надписями, например, «установили по случаю строительства колокольни».

— Раз на них сделаны надписи, то для того, чтобы отделить их от всех остальных, — считает Татьяна. — Значит, типичное назначение каменного креста было очевидно для людей Средневековья. Их устанавливали на поминовение души. Каменный крест становился объектом культа, таким же, как часовня, икона или крест на куполе храма.

Скорее всего, православный человек обязательно останавливался перед таким крестом, осенял себя крестным знамением, возможно, читал молитву.

— И неважно, известно или нет, на поминовение чьей именно души установлен крест. Господь разберется. Главное, что крест становился воплощением непрестанной молитвы об усопшем. А это непременно поможет ему до Страшного Суда.Так верили тогда, — предполагают Александр и Татьяна. — Конечно, находилось место и двоеверию. На большинстве крестов выбиты слова «Иисус Христос Царь Славы Ника». При этом рядом с ними могли оставить место для имени. Возможно, считалось более действенным, если человек сам впишет туда свое имя. Только вот в какой момент — неясно. На некоторых крестах имя действительно процарапано, на некоторых место для имени осталось пустым. Иногда надпись сделана зеркально и читается справа налево.

Крест в местечке Korssund (Норвегия). Ориентировочно XI–XII века
Крест в местечке Korssund (Норвегия). Ориентировочно XI–XII века

Существовали целые мастерские по изготовлению крестов. До сих пор сохранились заготовки — на камне очерчивали контур и затем выбивали крест. Кстати, неверно относить грубо выполненный крест к более раннему времени. Скорее всего, он был выполнен кустарным способом в то время, когда традиция мастерских уже прервалась.


МЕСТНЫЕ ЖИТЕЛИ

Как только люди не относятся к каменным крестам своей местности. Одни разбивают их ради забавы, другие — чтобы укрепить могилку родственников или вложить в фундамент какой-нибудь хозяйственной постройки. Был случай, когдамужчина решил собирать кресты, думая, что так он их спасает. Их у него скопилось больше сорока. Сейчас эти кресты стоят возле Святогорского Успенского монастыря в Псковской области. Туристы с удовольствием фотографируются рядом с ними.

Крест в д. Верхний Аполец (Тверская обл.). Ориентировочно XV век
Крест в д. Верхний Аполец (Тверская обл.). Ориентировочно XV век

Иногда кресты почитаются как объекты, имеющие силу сами в себе. В Бокситогорском районе Ленинградской области и по сей день существует традиция надевать на крест одежду больного ребенка: считается, что это должно помочь. Некоторые священники, дабы избежать такого языческого отношения к христианскому символу, перемещают их поближе к храму. Но и они часто по-любительски обходятся с древними артефактами. В Гдовском районе Псковской области, например, один священник «посадил» крест на раствор в стену недавно построенной церкви. Этого категорически нельзя делать, так как цемент разрушает крест. Также их нельзя красить: пористый камень задыхается и портится. Чаще всего кресты страдают не от злого умысла, а от недостатка знаний.

— Мы, как можем, просвещаем местных жителей, — говорит Александр. — Бывает, что послушать нас собирается целая толпа заинтересованных людей.

— Однажды на кладбище пьяный мужичок стал спрашивать, что мы собираемся делать с крестом, который обнаружили, — вспоминает Татьяна. — Мы объяснили, насколько ценна это вещь. А он вдруг сообщил, что знает, где валяется такой же. И спросил, может ли он поставить его на могилу бабушки. Мы ответили, что может, но должен с этого момента этот крест беречь. Когда мы приехали в ту деревню снова, крест и могилка находились в очень ухоженном состоянии. Видимо, мужчина был вдохновлен.

У местных же батюшек, к сожалению, чаще всего нет ни времени, ни возможности, ни желания уделить каменным крестам своего района хоть какое-то внимание: «У меня приход пять старушек, нужно думать, как сделать ремонт», — говорит один из них. «Нужно заботиться не о крестах, а о душах», — считает другой. А третий искренне верит, что его крест приплыл в их деревню по реке, притом против течения.

В Успенской часовне д. Вастцы (Псковская область)
В Успенской часовне д. Вастцы (Псковская область)

НЕ СМЕРТЬ, НО ЖИЗНЬ

— У нас на кресты уже выработался нюх, — шутит Татьяна. — Все сведения из архивов мы давно проверили. Теперь изучаем кладбища. Обязательно заходим в районные музеи. Или просто видим на карте группу деревушек, чем-то она привлекает наше внимание, решаем проверить. Буквально в эту субботу нашли еще два креста.

— Как приятно бывает выйти на окраину какой-нибудь деревни и обнаружить каменный крест, прямо картина Васнецова, — делится впечатлениями Александр.

Крест может стоять у дороги, у реки, на кладбище. Около 200 крестов хранятся в музеях Северо-Западного региона. К сожалению, в большинстве случаев музейные работники ничего о них толком не знают. К одному была привешена бирка «фрагмент камня времен Северной войны». А в одном из музеев мы, осматривая запасники, вдруг увидели каменный крест редкой формы. Сотрудница музея искренне удивилась — она считала его каким-то обломком мельничного жернова.

— Пришлось просвещать. Без нас этот крест еще долго бы считался частью мельницы, — грустно улыбается Татьяна.

Однажды две части одного креста оказались в разных «углах» одного из музеев.

— Когда мы предложили хранителю соединить их, — вспоминают регионавты, — она ответила: «Как? Я из двух экспонатов буду делать один?! А как отчитываться?»

Конечно, изучением каменных крестов занимались серьезные ученые: профессор Илья Шляпкин, академик Валентин Седов, профессор Александр Спицын. Но научный взгляд имеет свои особенности, поскольку для археологов бывают важны не столько сами предметы, сколько контекст, в котором они существовали. Поэтому каменные кресты для них чаще всего представляют «мертвый» предмет, ведь их обычно находят или в поврежденном слое, или в совершенно других местах (часовни, храмы, современные кладбища).

— Для нас каменные кресты — это живые памятники, они в большинстве своем находятся на поверхности, они открыты и видны. Понятно, что оставлять их так рискованно. Полицейского около каждого креста не поставишь. Но только оставаясь там, где они есть, а не в музеях, они могут в полной мере свидетельствовать о жизни и вере тех людей, которые их поставили — наших предков. Но чтобы это свидетельство услышать и воспринять, нужен человек. А человеку не хватает знания, не хватает чувства ответственности за землю, на которой он живет, не хватает смелости.

— Ну и что делать? — спрашиваю я.

— Не знаю, — отвечает Александр. — Мы с Татьяной будем делать то, что считаем нужным — продолжать свои исследования. Хотя нам никто за это не платит. Наоборот, заработанные деньги мы тратим на изучение крестов. Пусть это будет благотворительностью в пользу нашей российской науки.

— Почему-то считается, что патриотизм — это когда ты готов умереть за свою страну, — добавляет он. — А я убежден, что это когда ты готов жить ради нее.

Другие статьи из рубрики "Проект"

система комментирования CACKLE