Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Шаги над бездной. Слово в Неделю 9‑ю по Пятидесятнице

В те дни 22 заставил Иисус учеников войти в лодку и плыть на другую сторону, не дожидаясь, пока Он отпустит народ. 23 А отпустив народ, взошел Он на гору, чтобы помолиться в уединении. Когда же наступил вечер, Он был там один. 24 А лодка была уже во многих стадиях от берега, и било ее волнами, ибо ветер дул противный.25 А под утро Он пришел к ним, ступая по морю.26 А ученики, видя, что ступает Он по морю, ужаснулись и стали говорить, что это-де призрак, и со страха закричали.27 Но тотчас заговорил с ними Иисус: "Мужайтесь, это Я! Не страшитесь".28 А Петр сказал Ему в ответ: "Господи, если это Ты, повели, чтобы я пошел к Тебе по водам!«29 Он же сказал: «Иди!» И Петр, выйдя из лодки, ступал по водам и шел к Иисусу;30 но, увидев, какой ветер, он устрашился и начал тонуть, и закричал: "Господи, спаси меня!«31 И тотчас Иисус, протянув руку, поддержал его, и говорит ему: «Маловерный! Зачем ты стал сомневаться?» 32 И когда вошли они в лодку, ветер утих.33 А те, что были в лодке, пали перед ним ниц, говоря: "Ты воистину — Сын Божий!"34 И переплыв на другую сторону, вышли они на берег в Геннисарет. Мф. 14, 22-34 Перевод Сергея Аверинцева
Раздел: ПРОПОВЕДЬ
Шаги над бездной. Слово в Неделю 9‑ю по Пятидесятнице
img_1221391.jpeg
Журнал: № 7-8 (июль-август) 2011Автор: протоиерей Дмитрий ГалкинИллюстратор: Александра Жук Опубликовано:


В те дни 22 заставил Иисус учеников войти в лодку и плыть на другую сторону, не дожидаясь, пока Он отпустит народ.23 А отпустив народ, взошел Он на гору, чтобы помолиться в уединении. Когда же наступил вечер, Он был там один.24 А лодка была уже во многих стадиях от берега, и било ее волнами, ибо ветер дул противный.25 А под утро Он пришел к ним, ступая по морю.26 А ученики, видя, что ступает Он по морю, ужаснулись и стали говорить, что это-де призрак, и со страха закричали.27 Но тотчас заговорил с ними Иисус: "Мужайтесь, это Я! Не страшитесь".28 А Петр сказал Ему в ответ: "Господи, если это Ты, повели, чтобы я пошел к Тебе по водам!«29 Он же сказал: «Иди!» И Петр, выйдя из лодки, ступал по водам и шел к Иисусу;30 но, увидев, какой ветер, он устрашился и начал тонуть, и закричал: "Господи, спаси меня!"31 И тотчас Иисус, протянув руку, поддержал его, и говорит ему: "Маловерный! Зачем ты стал сомневаться?"32 И когда вошли они в лодку, ветер утих.33 А те, что были в лодке, пали перед ним ниц, говоря: "Ты воистину — Сын Божий!«34 И переплыв на другую сторону, вышли они на берег в Геннисарет.Мф. 14, 22-34
Перевод Сергея Аверинцева

Иисус и море

Для нас, жителей севера, море — символ отдыха. Как тоскуем мы порой по жаркому обжигающему солнцу, по ласкающей кожу теплой соленой воде! Но не так воспринималась морская стихия жителями Ближнего Востока. Для них море — символ хаоса и коварства. Неслучайно в вавилонском эпосе, который оказал огромное влияние на культуру этого региона, богиня Тиамат — одновременно богиня и хаоса, и океана. Море непредсказуемо, порой оно кажется мирным и спокойным, но внезапно налетевший ветер способен привести его воды в неистовство. И тогда оно разносит в щепы и топит суда, безжалостно поглощая человеческие жизни. В древних восточных преданиях море представлялось не только как опасная природная стихия, но и как средоточие демонических сил, укротить которые может только Бог. В библейской традиции Господь Израиля прославляется как могучий повелитель, перед которым трепещет водная стихия. Ведь даже галилейские рыбаки, привыкшие к штормам на Галилейском озере, дрожали за свои жизни, когда огромное озеро вдруг начинало бушевать, и хаос вырывался на волю. Все это надо иметь в виду при рассмотрении евангельского рассказа о хождении Господа Иисуса Христа по водам.
Описание этого события начинается с намека на конфликт между Христом и его учениками. Сразу после того, как Иисус чудесным образом насытил пять тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбами, заставил Он учеников войти в лодку и плыть на другую сторону, не дожидаясь, пока Он отпустит народ (Мф. 14, 22). Можно представить себе разочарование учеников, ведь Учитель упускает такой шанс! Еще несколько чудесных умножений и они бы завоевали толпу, потом могли бы совершить поход на Иерусалим и, наконец, установить Царство! Именно такой возможностью посредством хлеба завоевать власть сатана искушал Христа в пустыне. Но Иисус уже разоблачил и победил сатану в сорокадневной борьбе. Теперь Он силой понуждает упирающихся учеников сесть в лодку, чтобы не дать им попасться в ловушку.
Был уже поздний вечер. Сам же Гос-подь взошел на гору, чтобы помолиться в уединении. Когда же наступил вечер, Он был там один. А лодка была уже во многих стадиях от берега, и било ее волнами, ибо ветер дул противный. А под утро Он пришел к ним, ступая по морю. (Мф. 14, 23-25). «Под утро» или «в четвертую стражу» (как сказано в Синодальном переводе) — это последняя часть ночи, с трех до шести утра, самая темная, когда еще не видны первые проблески зари. Это время безнадежности, усталости и отчаяния, особенно для тех, кто трудился всю ночь. Именно в это время приходит к ним Господь. Фигура человека, идущего в темноте среди бушующих волн, вызвала у учеников ужас. Это призрак! Явление призрака предвещает смерть! От страха ученики громко закричали, Но тотчас заговорил с ними Иисус: «Мужайтесь, это Я! Не страшитесь» (Мф. 14, 27). Тут мы сталкиваемся с тем, что у толкователей Священного Писания традиционно называется самооткровением Иисуса о Себе. В данном рассказе оно распадается на две части. Власть над разбушевавшейся и, как считалось на Древнем Востоке, переполненной бесами водной стихией имел только Бог. Поэтому шествие по водам являлось как для учеников, так и для первых читателей Евангелия откровением о Божественном достоинстве Христа. Чудо хождения по водам Галилейского озера оказывалось как бы шире самого себя. Шествуя по воде, Христос не просто управлял материальной стихией: буйный и богопротивный хаос смиренно склонялся перед Ним!Следует добавить: образ моря неоднократно возникает в Священном Писании, но совершенно неожиданным образом он используется в книге Откровения Иоанна Богослова. В четвертой главе Апокалипсиса перед тайнозрителем Иоанном открывается сфера Небесного. И он видит Бога, сидящего на престоле, а у Его ног — море стеклянное (Откр. 4, 6). Стеклянное — значит безопасное! В конце же книги Откровения, когда взгляд Иоанна простирается в далекое будущее, и он созерцает вечное Царство спасенных, делается многозначительное замечание: «и увидел я новое небо и новую землю; ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет» (Откр. 21, 1). Всякий намек, всякое воспоминание о некогда бывшем восстании твари против своего Творца в грядущем Царстве будут изглажены во веки.


Священное имя

Но вернемся к повествованию о хождении по водам. Следующее откровение Иисуса о Себе заключается в простом, как кажется, высказывании: «Это Я». По-русски это звучит совсем обыденно. Но не все так просто! Господь говорил по-арамейски, Евангелия написаны на греческом языке, евангельский текст на Литургии мы читаем по-славянски. На этих трех языках простенькое русское «это Я» звучит торжественно: «Я есмь»! В Священном Писании Ветхого Завета мы встречаем множество имен-обозначений Бога, но одно из них, которое в русской транслитерации звучит приблизительно как Яхве, является именем Божиим по преимуществу. Именно под этим именем открылся Бог Моисею при Неопалимой Купине. К этому имени иудеи относились с особым трепетом. Это имя запрещено было произносить вслух. Только раз в году, в день всеобщего покаяния Йом Кипур, лишь один человек в Израиле — Первосвященник мог произнести его. Ветхозаветный иудаизм был проникнут пафосом идеи абсолютной инаковости Бога. Бог иной, Ему нечего уподобить из существ тварного мира, Он бесконечно возвышается над Своим творением. "Невозможно увидеть Бога и остаться в живых«,— рефреном проходит через весь Ветхий Завет. Раз в году в день всеобщего покаяния Йом Кипур израильский Первосвященник, смиренно разоблачившись до нижней рубашки, босой и с кровью жертвенного агнца на руках со страхом и трепетом входил во Святая Святых иерусалимского Храма. Подойдя к завесе, отделявшей Святая Святых, он готовился к смерти, ибо за завесой невидимо и страшно особенным образом присутствовал Сам Бог. Сделав шаг за завесу, Первосвященник громко выкрикивал священное имя — «Яхве». И весь народ, бывший в храме, падал ниц. Так повторялось до семи раз. Когда Первосвященник выходил из Святая Святых, весь народ сотрясался от ликующего крика, родственники Первосвященника плакали от счастья, ибо он был в присутствии Бога и остался жив. Имя Яхве можно было записать, но его нельзя было произносить вслух даже во время чтения Священного Писания в синагоге. Поэтому иудейское благочестие выработало целый ряд имен-заменителей. Это и Адонай (Господь), и Цебаот (Бог множества), и Небо, и, наконец, «Я есмь». «Я есмь» — это сокращение сказанного Моисею при Неопалимой Купине: «Я есмь, Тот, Кто есмь».

Спасение посреди бури

Поэтому ободряющее Христово «Я есмь, не бойтесь!», произнесенное среди бури, вызвало у учеников ассоциации, которые наполнили их души трепетом и восторгом. И тогда импульсивный Петр дерзновенно воскликнул: «если это Ты, повели, чтобы я пошел к Тебе по водам!» (Мф. 14, 28). Обычно комментаторы Евангелия в этом месте рассуждают о маловерии Петра. Но не будем торопиться! Ведь Петр все-таки пошел по воде! Он же сделал несколько шагов! Да, потом он испугался и начал тонуть, но в какой-то момент невозможное все-таки стало возможным! Кто из нас, даже на гребне самого вдохновенного религиозного чувства, сумел бы сделать хотя бы пару шагов по воде? Петр шел, поддерживаемый силою Христа. И сила эта была основана на доверии к Учителю. Достаточно было лишь на секунду утратить доверие, и ревущая бездна едва не поглотила Петра. Библия очень часто говорит о вере в Бога не как об отстраненной уверенности в Его бытии, а как о доверии Ему. Доверять можно лишь тому, кого знаешь, в ком уверен. Доверять можно лишь тому, кого любишь. К такой вере, опирающейся на трепетное доверие к Богу Живому, и призывает нас Священное Писание. Но доверие — хрупкая вещь. Оно живо и действенно только тогда, когда в религиозном опыте христианина присутствует непоколебимое осознание того, что Бог есть любовь. При этом надо трезво и честно отдавать себе отчет в том, что утверждение «Бог есть любовь» — это всегда утверждение «вопреки», порой вызывающее протест и несогласие. Потому что вокруг нас непрестанно бушуют бури: бури несправедливости, бури жестокости, бури амбиций и жадности, бури страданий и ... несть им числа. И что удивительно! Господь не оспаривает нашего возмущения нынешним миром, Он и не уничтожает человеческой несправедливости, ибо тогда необходимо было бы уничтожить само человечество, но Он отвечает на вопль страдающего человека тем, что Сам входит в бурю, Сам погружается в ужас человеческий страданий, Сам повисает на кресте, побеждая первооснову страданий — грех.Но вот Господь с Петром входят в лодку, и внезапно стихает ветер, усмиряются волны, наступает покой. И тогда потрясенные ученики подходят ко Христу и, смиренно поклонившись, говорят: «Ты воистину — Сын Божий!» (Мф. 14, 33). В этом исповедании и заключается богословский итог евангельского рассказа о чуде хождения Христа по водам Галилейского озера. Мы не одиноки в нашем плавании по житейскому морю. С нами Сын Божий, Богочеловек Господь Иисус Христос. Он — надежда наша и основание нашего спасения. Он — Тот, Кто способен провести нас над бездной и привести к тихой гавани — вечному спасению. Аминь.


Иллюстрации: Александра Жук

Другие статьи из рубрики "ПРОПОВЕДЬ"

система комментирования CACKLE