Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Умные, ответственные, неравнодушные

интервью с протоиерем Александром Степановым

Главный редактор епархиальной радиостанции «Град Петров» протоиерей Александр Степанов: как оценивать сегодняшние волнения в стране? Может ли православный иметь четкую гражданскую позицию? Допустимо ли христианам участвовать в митингах?
Раздел: АКТУАЛЬНО
Умные, ответственные, неравнодушные
Журнал: № 1 (январь) 2012Автор: Анна Ершова Опубликовано:
В прошлом номере в материале под названием «Хоть какой-то порядок» главный редактор епархиальной радиостанции «Град Петров» протоиерей Александр Степанов рассказал, почему стоит идти на выборы. Спустя месяц, когда послевыборная ситуация стала широко обсуждаться общественностью и СМИ, причем мнения резко разделились, мы снова решили проинтервьюировать отца Александра. Как оценивать сегодняшние волнения в стране? Может ли православный иметь четкую гражданскую позицию? Допустимо ли христианам участвовать в митингах? Об этом наш разговор.

— Отец Александр, есть ли у Вас ощущение, что прошедшие выборы были честными?

— Думаю, выборы отразили адекватную картину в целом по стране. Хотя есть основания предполагать, что в крупных городах при подсчете голосов все-таки были использованы не очень честные способы.

— Бурная реакция общественности на нарушения, которые были зафиксированы не одним десятком фото- и видеокамер, сначала возмущенным потоком захлестнула интернет, а потом вылилась и в «реал». Значит, можно говорить об этом как о данности?

— Судя по многочисленным свидетельствам, нарушения действительно были. Не берусь судить, являлись ли они следствием указания сверху или местными инициативами губернаторов, которые опасались лишиться места, если регион покажет недостаточную лояльность к партии власти. Но, в общем-то, все равно предвыборные опросы общественного мнения в целом по стране давали «Единой России» выше 40%. То, что получилось в среднем не 42%, а 47%, вряд ли можно назвать принципиально измененной ситуацией.

— Многие считают, что честных выборов не бывает нигде и никогда.

— С этим я не готов согласиться. Мы априори говорим, что не может быть честных выборов, не может быть честной власти, не может быть некоррумпированных чиновников… Произнося такие слова, мы даем самим себе карт-бланш, что можно действовать нечестно (ну, раз все равно по-честному не бывает!). И когда на Западе случаются какие-то скандалы, связанные с коррупцией (которая, конечно, ни в какое сравнение по масштабам не идет с тем, что происходит у нас), они всегда активно преподносятся: вот видите, и там то же самое! Но я считаю, что в такие вещи надо вглядываться более внимательно. Да, люди повсюду есть неправедные, «несть человек иже жив будет и не согрешит», но может быть система государственной и общественной жизни, которая сводит к минимуму подобные вещи, а может быть система, которая построена так, что они становятся нормой жизни. Надо все-таки стремиться к первому варианту.

— Если есть убежденность, что права нарушены, как за них бороться? Особенно, если судебные механизмы не работают…

— Кто сказал, что судебные механизмы по этому поводу не работают? Если есть снятые кадры подтасовок или каким-то другим образом зафиксированные доказательства нарушений, то с ними надо идти в суд, и суд должен эти улики рассмотреть! Пока, насколько мне известно, ни одно подобное дело не рассмотрено в суде, но мы опять априори говорим: «Ах, все суды все равно нечестные». Нет, давайте все-таки пробовать! Может быть, здесь это сработает!

— А выходить на митинги? Вообще, могут ли христиане митинговать?

— Ходить на митинги, я считаю, вполне нормально. И тут никаких специальных рекомендаций для христиан дать невозможно, это дело гражданской совести каждого человека. Если митинг проходит по разрешению, это совершенно нормальный акт проявления гражданской позиции и не более того. В этом нет ничего криминального! Просто над большинством современных людей тяготеют стереотипы советского времени: всякое выражение своего несогласия с действиями власти — это проявление диссидентства и это уголовно наказуемо. Нам внушали эту мысль очень долго и активно проводили ее в жизнь. Если бы в советское время кто-то вышел с протестными лозунгами после выборов, он тут же сел бы. Но на сегодняшний день это законно, и в этом нет ничего маргинального. Меня очень порадовали выступления лидеров демократической оппозиции, которые очень серьезно предостерегали от насильственных действий и от того, чтобы начинать какие-то перевороты. Этого нельзя допускать ни в коем случае! Любая самая плохая власть все-таки лучше страшных кровопролитий и беспорядков, которые, в общем-то, могут возникнуть в нашей стране. Поэтому надо действовать очень разумно и дисциплинированно. И вот как раз митинги 10 декабря, которые прошли в Москве, Петербурге и других городах, показали, что сегодня формируется какая-то часть населения, которая, выражая свое несогласие с действующей властью, контролирует себя, не выходя за пределы разрешенного законом.

— Чтобы протестовать, нужно трезво оценивать ситуацию в стране. Какое право имеет простой человек критиковать власть?

— А кто как не простой человек! Каждый имеет право критиковать власть, исходя из опыта, компетенции, которую имеет. Эта критика может быть неконструктивной, неконструктивной критикой я называю процесс, когда человек снимает с себя всю ответственность за происходящее и считает, что все проблемы должна решить власть: «А, они все воры и бандиты, пусть сами и разбираются, я все равно ни на что не повлияю». Но критика может быть и конструктивной, разумной, не требующей от власти того, что она сделать в принципе не может по сложившимся на данный момент обстоятельствам или не может сделать быстро. Если есть какие-то реальные пожелания, их любой человек может высказывать. Дело власти учитывать эти мнения и действовать компетентно.

— Еще один аргумент против митингов: они дестабилизируют ситуацию, этим могут воспользоваться враги России. Либо говорят, что митинги и вовсе «проплачены Западом».

— Думаю, такой взгляд — тоже пережиток советского времени, когда мы считали, что все страны без исключения вокруг нас — это враги. Ощущение жизни в осажденной крепости заставляло людей теснее жаться к власти и послушно подтягивать ремни. Конечно, у каждой страны есть свои интересы, которые могут не совпадать с нашими. Мир живет в условиях конкуренции, это нормально, но конкуренция не обязательно означает готовность переломать ноги сопернику. Я не считаю, что все страны желают нам зла. Сегодняшний протест возник из-за несогласия людей с тем, что происходит в стране. Совсем необязательно он должен подогреваться кем-то извне. Мне очень не понравились высказывания некоторых наших политиков, заявивших, что все эти митинги — западная провокация. Все прекрасно понимают, что на демонстрации вышла никакая не специальная оппозиция, сплоченная чем-то неправедным, а обычные люди (причем много молодых), которые, узнав по интернету, что выборы проходили нечестно, выразили несогласие с их результатами. Я далек от мысли, что любое выражение неудовлетворенности существующим положением дел в стране — это всегда рука Запада. Если мы так будем считать, то наша власть становится абсолютно безгрешной, неуязвимой ни для какой критики, поскольку любая критика будет восприниматься как вражеский навет. И тогда мы теряем всякую обратную связь между властью и народом, власть оказывается в безвоздушном пространстве и начинает бесчинствовать. Поэтому не нужно уходить в такие упрощенные схемы.

— Впервые за многие годы люди в массовом порядке вышли на площадь, это значит, что народ стал другим? Или просто «все плохо»?

— На мой взгляд, это свидетельство определенного гражданского роста. Особенно меня порадовало, что митинги прошли без каких-либо эксцессов: и власть повела себя очень достойно, не пытаясь как-то ограничивать или провоцировать бесправные действия толпы, и выступающие проявили себя очень дисциплинированно и спокойно. Хочется верить, что у нас появляются люди с активной гражданской позицией — думающие, ответственные, неравнодушные…

Теперь о положении в стране, стало оно хуже или лучше? Конечно, в материальном отношении оно стало не хуже. Кризис прошел по многим странам, затронув их более чувствительно, чем Россию. И по сравнению с 90‑ми мы стали жить гораздо лучше. В комментариях наших крупных политических деятелей звучала мысль, что эти выступления были проявлением недовольства людей какими-то конкретными жизненными ситуациями: мало платят, пенсии не те, крыша течет, сосульки падают на головы… Я считаю, что здесь тоже присутствует передергивание. Думаю, что говорящие это политики не могут не понимать, что причина возмущения людей не в этом. Причина — в массовом недовольстве сложившейся системой управления, которая построена сегодня во многих сферах жизни на тотальной коррупции, когда решить законным путем любой вопрос очень трудно. Все делается в обход, решается деньгами, переступаются законы, суды выносят неправомочные решения. Людей очень волнует, что продолжается сворачивание реального сектора экономики. Страна прекрасно понимает, что вымирают просто целые регионы. Проедьте по Псковской области и посмотрите, что делается — все поля заросли, сельского населения практически нет. Пьяниц уже даже нет. Это ненормально! Людям также понятно, что основная часть благосостояния, которым мы все так радостно пользуемся, получается за счет использования наших недр. А не за счет того, что государство развивает какие-то высокие технологии или высокоуровневую систему образования. Ведь не случайно из страны уезжает большое количество людей! Понятно, почему едут из арабских стран, из Африки, где уровень жизни страшный. Но у нас-то уровень жизни не такой низкий, почему тогда уезжают? Крыша течет? Конечно, не из-за этого. Потому что слишком много в жизни неправильного. Декларируется, что у нас государство вот такое и такое, есть такие и такие законы, но жизнь проходит совершенно не по этим законам. Лживость и двойные стандарты вновь становятся нормой нашей жизни, как это было в советские годы. Прошлое нас ощутимо настигает и тащит вниз. Убежден, что причина этому в отсутствии исчерпывающей общественной и государственной оценки советского периода. Я уже не говорю об оценке нравственной: грех должен быть назван грехом. Мы должны об этом ясно и внятно сказать. И не просто сказать, а записать в школьные учебники. Если это будет закреплено в сознании большинства людей, тогда возврат станет невозможен. А сегодня все возможно, и к гораздо более страшным вещам, к сожалению, возврат не закрыт.

— Если власть не отреагирует на высказываемые критические замечания, что тогда?

— Власть заявила совершенно определенно: митинги вещь разрешенная, хотите — ходите. Пересмотр всех выборов власть делать не будет, не надо этого и ожидать (и я считаю, что это вполне оправданно). По зафиксированным случаям нарушений должно быть разбирательство. Хорошо, если оно будет честным. Это добавит власти очков популярности. Одно могу сказать, власть, которая совсем ни на что не реагирует, — безумная. И она показывает этим свою обреченность. Те люди, которые сегодня руководят страной, не производят впечатления безумных. Они понимают, что если есть достаточно активная общественная реакция, это нужно учитывать.

Другие статьи из рубрики "АКТУАЛЬНО"

система комментирования CACKLE
4 декабря, воскресенье
rss

№ 1 (январь) 2012

Обложка

Тема номера:Тесные рамки субкультуры

Статьи номера

АКТУАЛЬНО
Умные, ответственные, неравнодушные
интервью с протоиерем Александром Степановым
Православные СМИ — не только московские
ПОДРОБНО
/ От редакции / Тесные рамки субкультуры
/ Острый угол / Евангелие для рэп-поколения
/ Интервью / По имени рок
/ Крупный план / Закорюки на стене
/ Крупный план / Хранить традиции, насколько возможно
/ Via Historica / Хиппи мы или нет?
ПРОПОВЕДЬ
Победить самого себя. Апостол в Крещенский сочельник
Свет к прозрению язычников. Евангелие в Неделю 31‑ю по Пятидесятнице
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Имена / Подлинная история
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / иерей Александр Бартов
/ Аксиос / иерей Димитрий Лушников
/ Ленинградский мартиролог / Священник Александр Секундов
/ Камертон / Общенародное пение в храме: за и против
/ Дошкольное богословие / Шалил ли маленький Иисус или Трудные разговоры о Рождестве
/ Приход / Храм святого праведного Иоанна Кронштадтского на проспекте Стачек
/ Служение / Потребуется лет пять…
/ Служение / Кто есть кто в «Воде живой»