Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Крест и якорь отца Алексия

Мало научить моряка устройству корабля, основам топографии, тактики, стратегии, огневой и строевой науки. Нужно еще объяснить, зачем ему это всё нужно. Для этого существует предмет «Общественно-государственная подготовка», в рамках которого с моряками работают и священники. Среди них — протоиерей Алексий Власов, настоятель храма святой мученицы царицы Александры в урочище Сосновка.
Журнал: № 6 (июнь) 2016Страницы: 16-17 Автор: Ольга Надпорожская Фотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 30 июня 2016

О ЧЕМ ГОВОРЯТ НА ВЕРФЯХ

Среди родственников протоиерея Алексия Власова есть и моряки, и священники. Один его дядя — капитан дальнего плавания, другой всю жизнь строил корабли на Адмиралтейских верфях. О прадеде отец Алексий с детства знал, что тот был священником, но по просьбе родных никому об этом не рассказывал. Отец Алексий родился и вырос в Орле, и бабушка водила его в Ахтырский кафедральный собор. Мальчика поражала красота богослужения: и иконы, и возгласы священников, и их облачения, и пение хора. Когда Алексий подрос, архиепископ Орловский и Ливенский Паисий благословил его быть своим иподиаконом. После школы юноша поступил в Курскую духовную семинарию, потом — в Санкт-Петербургскую духовную академию. Он стал военным священником и несет послушание не только в храме, но и в 13-й бригаде строящихся и ремонтирующихся кораблей Балтийского флота, базирующейся на Северной и Адмиралтейских верфях.

Отец Алексий проводит беседы с моряками, которых иногда собирается по 10–20 человек, иногда — по 200: это зависит от численности экипажа корабля. Священник рассказывает морякам о традиционных религиях России и государственном законодательстве о религии. Слушатели у него очень разные: кто-то совсем ничего не знает о Церкви, кто-то ходит в храм не один год.

— Иногда на беседы приходят ребята, которые в детстве занимались в воскресной школе, — рассказывает отец Алексий. — Но занятия там, видимо, не всегда проходят на должном уровне. Моряки знают что-то из Священного Писания — а вот историю совсем не знают, тем более историю взаимоотношений Вооруженных сил и Православной Церкви. Не знают даже о том, что преподобный Сергий Радонежский благословил монахов Пересвета и Ослябю сражаться вместе с Дмитрием Донским на Куликовом поле. Мы им рассказываем, что Церковь всегда благословляла воинов на подвиг. Вот представители сектантских организаций говорят, что присяга — это дело не богоугодное, потому что Господь заповедал не клясться ни небом, ни землей. Они считают, что давать воинскую присягу, носить оружие, стрелять, убивать — это страшный грех. Вместо этого нужно молиться, чтобы Господь Сам всё устроил. А Православная Церковь считает по-другому. До революции после присяги военнослужащие целовали крест и Евангелие, священник окроплял их святой водой. То есть в присяге был духовный, мистический момент. И сегодня, конечно, не подобает верующему человеку уклоняться от военной службы.

ПОСТ И МОЛИТВА В «УЧЕБКЕ»

Верующих людей среди подопечных отца Алексия довольно много. Естественно, когда православный человек попадает в армию, перед ним встает вопрос: как он теперь будет ходить в храм, исповедоваться и причащаться? А посты как соблюдать?

— Первые несколько месяцев срочной службы — это «учебка», когда никого не выпускают с территории воинской части, — говорит отец Алексий. — Естественно, в части никто не станет готовить для ребят специальную пищу. К тому же военная служба — это дополнительные физические нагрузки, ранние подъемы, строевая подготовка. Если человек будет строго поститься, у него может просто сил на это не хватить. Ребятам, которые хотят поститься, я говорю, чтобы они соблюдали только первую и последнюю седмицу поста. А начальника кухни прошу, чтобы там старались хотя бы на Страстной неделе мясо рыбой заменять, готовить побольше овощей.

Священники помогают срочникам попасть на богослужение: в храм Милующей иконы Божией Матери на территории военной части Учебного отряда подводного плавания на Васильевском острове, в церковь святителя Николая и царицы Александры неподалеку от Северной верфи. Когда отремонтированные корабли находятся на испытаниях в Кронштадте, ребята ходят на службу в Морской Николаевский собор.

ВРЕМЯ ЗОЛОТОЕ

Часто именно во время военной службы у молодого человека 18–20 лет впервые просыпается интерес к православной вере. Он оказывается в своего рода экстремальных условиях, вне привычной среды. Во время службы встречаются оченьразные люди: сельские жители и горожане с высшим образованием, совсем юные ребята, которые привыкли общаться с внешним миром только в социальных сетях, а теперь вынуждены налаживать живое общение со сверстниками. Молодойчеловек начинает ощущать себя по-другому и волей-неволей задумываться: для чего я служу? Для чего вообще существую в этом мире? Именно в это время могут произойти решающие перемены в мировоззрении.

— Армия — золотое время, когда молодой человек следует готовым решениям, — улыбается отец Алексий. — Ровно в шесть часов подъем, какое-то время на утренний туалет, физзарядка, завтрак. Моряк живет по режиму, это внутренне его дисциплинирует, и у него появляется свободное время. На территории воинской части у нас создана небольшая библиотечка, где можно взять Священное Писание, Закон Божий, катехизис, рассказы об истории Русской Церкви, книгу «Христолюбивое воинство» — в ней рассказывается об истории взаимоотношений Церкви и армии. Конечно, святых отцов военнослужащим читать тяжело, нужны книги, написанные простым, доступным языком.

После бесед молодые люди подходят к отцу Алексию с самыми разными вопросами — об отношениях с девушками и сослуживцами, о точной дате Рождества Христова, о том, почему часто теряется нательный крестик. Кто-то сделал себе наколку, а потом оказалось, что это руническая надпись. Что теперь делать? «Выведи», — отвечает отец Алексий. «А можно мне тогда наколку в форме якоря?» — «Ну, в принципе, можно. Якорь — это древний христианский символ».

Бывает, что с вопросами к отцу Алексию подходят и ребята из мусульманских семей. Родители у них верующие, сами они обрезаны, а в чем суть их веры — не знают. «Часто ничего о своей вере не знают и дети из православных семей», — добавляет отец Алексий.

Отслужив, ребята возвращаются «в мир», к привычной, более удобной жизни. Но некоторые хотят продолжить разговор о Церкви — как тот подопечный отца Алексия, который теперь учится в духовной семинарии.

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"

система комментирования CACKLE