Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Давайте споем на просторе

Всякий, кто бывал в Кронштадтском Морском соборе, видел, как на богослужения строем приходят молодые люди в морской форме. Кто-то, наверное, обратил внимание,что молебны после Литургии тоже поют матросы. Это ребята из 907-го Объединенного учебного центра Военно-морского флота России, в Кронштадте они совсем ненадолго. Для кого-то церковное пение стало продолжением гражданской жизни, для кого-то — путем к Богу.
Журнал: № 6 (июнь) 2016Автор: Татьяна КириллинаФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 27 июня 2016

ТЫ ПОМНИШЬ, КАК ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ?..

Тех, кто поет в храме сейчас, призвали в ноябре. Музыкального образования почти ни у кого из них нет — но когда в самом начале службы в части ребят спросили, есть ли желающие петь, таковые нашлись. А дальше всё было серьезно: прослушивание, отбор. Кого-то взяли, кого-то нет; в нынешнем составе хора шестнадцать человек. «Я собираю желающих в актовом зале, — говорит регент Дмитрий Иванов. — Отсеиваю, только если человек совсем уж безнадежный. Ну, если не может петь — зачем мучиться и мучить окружающих? Но если хоть какие-то задатки есть, беру». Дмитрий — певчий профессионального хора, закончил СПбГУКИ, кафедру хорового дирижирования. Заниматься с матросами ему предложил настоятель архимандрит Алексий (Ганьжин).

Основная сложность занятий со «срочниками» в том, что многие не знают музыкальной грамоты. Но проводить с ними уроки сольфеджио — нерационально: «Они полгода здесь, потом их распределят по кораблям, и мне новых набирать. Так что с голоса им показываю. Но занимаемся мы много: я прихожу к ним в часть два раза в неделю, и занимаемся полтора часа». Ну а за час до воскресной Литургии ребята приезжают на спевку. В трапезной стоит рояль, и под руководством Дмитрия молодые люди поют весь молебен от начала до конца.

Церковнославянский хористы специально тоже не учили, но песнопения, которые они исполняют, не настолько сложны, чтобы это было помехой. Во время богослужения ребята находятся на хорах, слушая профессиональных певчих. К началу молебна они спускаются вниз, выстраиваются на правом клиросе, и наступает их звездный час: их не только слышат, но и видят — в первую очередь, их же товарищи, которые посещают богослужения.




ОНИ ИЗ КРОНШТАДТА

Разумеется, чтобы прийти к вере, одного пения недостаточно: по воскресным и праздничным дням клирики Кронштадтского Морского собора проводят с желающими беседы в клубе при части. Поют ребята из учебного центра каждое воскресенье, а вот церковные праздники не всегда совпадают с их распорядком. Зато богослужениями часто сопровождаются праздники морские, и тут без певчих никуда: пели матросы, например, 19 марта, в день моряка-подводника. В этот день была не только служба, но и крестный ход вокруг собора.

Обязательно ли быть православным, чтобы петь в храме? Ребята отвечают, что изначально верующими были не все. А четыре человека из учебного батальона изъявили желание креститься и крестились — словно в подтверждение того, что церковные торжества в наше время часто совмещают с военными, — 23 февраля. Среди них был и один певчий.

— В течение последнего года мы ходим к ребятам в часть, проводим воскресные беседы, — рассказывает клирик Морского собора иерей Павел Лучин. — По воскресеньям на Литургии в алтаре всегда помогают два-три человека, читают записки. На Светлой седмице еще больше было ребят в алтаре, человек семь. Во время пасхального крестного хода они несли хоругви. Поющие ребята сопровождали пасхальное богослужение, специально выучили стихиры Пасхи. Литургию они не поют, но, может быть, когда-нибудь будут. Хотя это сложно, и главная сложность в том, что состав каждые полгода меняется. Нынешнему осеннему призыву очень повезло — с ними служит священник, отец Адам, мы с ним вместе учились в семинарии. Его призвали в армию, и по ходатайству отца Алексия он попал сюда, в Кронштадт. Отец Адам сослужит нам, исповедует ребят, подготовил их к Причастию на Пасху.

Иерей Адам Бокарев служил в храме святителя Петра, митрополита Московского, на Роменской улице.

— Меня пригласили в военкомат на беседу, — рассказывает он. — Я сказал, что я священник, у меня есть жена и ребенок, но меня всё равно призвали. Я обратился в епархию, мне дали благословение служить в армии. Священнослужитель, мне кажется, должен подавать пример смирения. По воскресеньям я иногда служу в соборе и иногда пою вместе с ребятами. В основном ребятам нравится ходить в храм, но есть, конечно, и такие, которые не хотят и не ходят. С ребятами из нашей части о вере беседую, но нельзя сказать, чтобы постоянно: я ведь не капеллан, а матрос, служу на общих основаниях, часто просто нет времени. С ребятами из других рот общаюсь вообще довольно редко. С теми, кто 23 февраля принял Крещение, я проводил катехизические беседы, с каждым не меньше часа.

Служить в Кронштадте ребятам нравится — нравится сам город, его особая атмосфера. Иногда их возят в Петербург, но не очень часто: в музеи, театры, на экскурсии по городу, а один раз даже — на футбольный матч, когда играл «Зенит».

Тяжела ли служба на флоте? Курсант 3-й учебной роты Дмитрий Тепляков ответил так: «Служить не „просто“ и не „сложно“ — служить нужно». Сам Дмитрий из Орла, ему 23 года, окончил инженерно-строительный институт. Интерес к церковной службе возник у него именно благодаря учебе: он проходил практику… в строящемся женском монастыре в Орловской области: «Мы работали на строительстве храмов, часовен, келейного корпуса. В конце практики я занимался сложной фальцевой кровлей — покрытием куполов из меди. В монастыре стал просвещаться, воцерковляться. После защиты диплома осенью призвали в армию, а после службы собираюсь работать по специальности».

Роман Берёзкин — из Санкт-Петербурга, учился на инженера-энергетика. «У меня верующие родители, тетка поет на клиросе, так что я с детства ходил в храм, знаком с церковным пением. Поэтому, когда узнал, что можно петь в храме, очень обрадовался». Роман — из немногих певчих-матросов, у кого есть музыкальный опыт: «Я играю на гитаре, причем не просто бренчу — у нас даже группа была».

На вопрос, собираются ли ребята петь в храме потом, на гражданке, они отвечают, что думать об этом пока рано, ведь их морская служба только начинается…


ПОПУТНОГО ВЕТРА!

Настоятель Кронштадтского Морского собора архимандрит Алексий (Ганьжин), подключивший матросов-«срочников» к пению на клиросе, отметил: «Идея даже не моя — это была идея Святейшего Патриарха Кирилла, чтобы в храме пели матросы. Мы просто воплотили замысел в жизнь. Ребята поют неплохо, но задача совсем не в том, чтобы научить всех профессионально петь. Да это и нереально: они в Кронштадте недолго, научиться как следует не успеют. Главное — большинство ребят до службы на флоте даже не думали ни о Боге, ни о храме». Отец Алексий имеет в виду не только пару десятков ребят, которые поют, но и всех призывников, которые, попав в учебный батальон, начинают ходить в храм.

Другие статьи из рубрики "Крупный план"

система комментирования CACKLE