Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Бог - базис, счастье - надстройка

Куда податься мужчине-заключенному после освобождения? Например, в один из реабилитационных центров для зависимых, где дают столь необходимые навыки общения и совместного труда. В такой, что организовали прихожане Успенского подворья монастыря Оптина пустынь. 
Раздел: Проект
Бог - базис, счастье - надстройка
Журнал: № 6 (июнь) 2016Страницы: 42-43 Автор: Евгений ПереваловФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 7 июня 2016

ВЕРШИНА АЙСБЕРГА

В 15 минутах ходьбы от станции метро «Озерки» находится один из филиалов кризисного центра «Содействие», в котором проходят реабилитацию нарко- и алкозависимые. Большинство воспитанников центра, да и многие его сотрудники — люди «с криминальным прошлым», побывавшие в местах лишения свободы.

— Нарко- и алкозависимость — это лишь вершина айсберга, лишь одно из самых заметных проявлений состояния, в котором оказывается человек, склонный к таким страстям, как жажда наживы, сексоголизм и тому подобное. И зависимые, и побывавшие в тюрьме — все нуждаются в социализации, в поддержке, в формировании иной системы ценностей. Так что подход к реабилитации и тех, и других — во многом схожий, — считает один из учредителей кризисного центра Александр Анисимов.

В основе программы центра лежит идея о том, что человек как творение Божие трехсоставен, а потому и реабилитация должна затрагивать духовную, душевную и телесную сферы. То есть научать хотя бы начаткам веры, помогать разобраться с психологическими проблемами и укреплять здоровье. В этом помогают беседы со священниками, штатными психологами и занятия в спортивном зале.

ТЫ НЕ ОДИН

Координатор филиала кризисного центра в Озерках Максим Полуяхтов сам в прошлом проходил реабилитацию по такой же программе в родном Мурманске. Как и многие другие, в юности связался с криминалом, попал за решетку:

— Так-то я рос обычным парнем, занимался спортом с первого класса. Всё было неплохо до 16-летия. Все товарищи, которых я тогда уважал, получали деньги с рынка, бандитизмом, короче, занимались. Мы начали потреблять наркотики и, к сожалению, мне сразу же очень понравилось. Потом попал в армию — там этой дури было не просто много, а очень много. Доходило до того, что зубную боль наркотиками гасили — анальгина всё равно не было. Из армии я вернулся уже крепким, закаленным наркоманом. Пытался бросать, но надолго меня не хватало. Мыкался-мыкался, даже с девушкой знакомился, но нет, не удалось соскочить окончательно. В итоге сел.

Главное, чем могут помочь вышедшему из тюрьмы человеку центры, подобные «Содействию», — это дать ему опору в лице людей, прошедших через то же, что и он сам, борющихся с теми же проблемами. И дать почувствовать, что он не одинок.

— Сколько раз сталкивались с таким, что вышел из тюрьмы, даже зарекся воровать, попытался устроиться на работу, но не берут — и у человека опускаются руки, — говорят в центре. — И уже от безысходности он вновь принимается за старое. Здесь он видит, что находится в кругу единомышленников.

— Хоть я сам уже давно прошел реабилитацию, но не уверен, что способен полноценно существовать без этих людей. Мне требуется общение с такими же, как я, — продолжает Максим Полуяхтов.

Здесь же, в реабилитационном центре, предоставят и работу. Центр «Содействие» устраивает своих воспитанников на стройки — детсадов, школ и отделений полиции: об этом есть договоренность с городской администрацией. Отдача от этого двойная: мало того, что человек приобщается к труду, так и сам еще и оплачивает свое проживание в центре заработанными деньгами.

КРИЗИСНЫЙ ЦЕНТР «СОДЕЙСТВИЕ»

создан в 2012 году прихожанами Успенского подворья монастыря Оптина пустынь. Центр предлагает две программы прохождения реабилитации — годовую программу «Пробуждение», нацеленную на социализацию зависимых, с участием психологов, медицинских консультантов и духовенства, и программу «Дом трудолюбия» с большим акцентом именно на духовную составляющую.

СМЕНИТЬ ЦЕНТР ПРИТЯЖЕНИЯ

Каждый, кто оказывается в кризисном центре, должен решить для себя — готов ли он подписаться под правилами, которые центр предлагает? Готов ли работать над собой по предложенной программе? Одна из главных терапевтических методик, применяемых в подобных учреждениях, — раскрытие товарищам проступков, совершенных в прошлом, осознание своей слабости. «В принципе, это обычный для православных, да и не только православных, центров метод. Выздоравливать человек начинает только после того, как осознает свою болезнь», — говорит Максим Полуяхтов. Эта работа проводится в закрытых группах, где каждый воспитанник рассказывает другим о себе. Кроме того, каждый обитатель центра учится анализировать свое состояние, ведет специальный дневник, в котором должен честно описывать все возможные ситуации, которые могут толкнуть его на старое: употребление наркотиков, кражу и тому подобное, — и предлагать способы, как справиться с искушением.

Конечно же, надо быть готовым и к духовной работе над собой. Каждую среду воспитанники центра выезжают на петербургское подворье Оптиной пустыни, где общаются с духовенством в формате «вопрос-ответ». Кроме того, каждую неделю проходит собрание в храме святителя Луки Крымского, что находится буквально в нескольких метрах от реабилитационного центра. Ведет встречи иерей Игорь Тымуш, настоятель прихода. Здесь не только читают Евангелие, но и обсуждают практические вопросы: например, как бороться с искушением во время праздников и застолий, как уметь правильно отказать другу или знакомому из прежней среды.

— Главное, чего мы пытаемся добиться реабилитационной программой — чтобы базисом, на котором человек будет строить жизнь, стал Бог — говорят Максим Полуяхтов и Александр Анисимов. — Трезвость должна стать не самоцелью,а именно стяжанием добродетели трезвения. Группа взаимопомощи, Церковь как сообщество должны стать для человека центром, вокруг которого будет «крутиться» все остальное. Пока мы были в тюрьме, таким центром был уголовный мир, люди из криминальной среды. Значит, этот центр надо менять.

ШКОЛА НОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

— Есть такая поговорка: тюрьма не школа исправлений, а школа новых преступлений, — говорит Александр Анисимов, сам впервые попавший за решетку, как он выражается, «по малолетству». — Там нас социальные педагоги предупреждали — 96 процентов из вас вновь попадут за решетку уже во взрослой жизни. Статистика такая.

Проблема рецидива преступлений — одна из самых актуальных в криминологии, после преступности несовершеннолетних и феномена ОПГ. Специалисты выделяют множество факторов, провоцирующих рецидив, но главный — трудность социализации человека.

— Я несколько раз пытался трудоустроить человека, зависимого или вышедшего из тюрьмы, на работу без прохождения реабилитации — рассказывает Максим Полуяхтов. — Почти всегда его хватало до ближайшей получки. Получив деньги, он, как правило, срывался, потому что месяц вкалывал и не получал никакого удовлетворения, отдачи. Или, понимая, что дворником (а на более статусные профессии таким людям трудно претендовать) он много не заработает, бросал это дело.

За полгода проживания в кризисном центре человек хотя бы получает возможность трудиться все эти шесть месяцев без перерыва. Это меняет его отношение к труду и плате за него. Вторые предусмотренные программой полгода реабилитант проживает уже на так называемой адаптационной квартире, которую ему находит центр, — но оплачивает ее из своего кармана.

Например, Тимур уже два месяца проживает именно в таком месте. Занимается интернет-коммерцией. Непосредственно «на зоне» он не сидел никогда, но зато четырежды побывал в СИЗО. Однако каждый раз уголовные дела разваливались. Повезло.

— С нами сотрудничает «Ночлежка», — говорит Александр Анисимов. — Когда к ним на ночевку приходит человек, освободившийся из тюрьмы и не имеющий места, где заночевать, они отправляют его к нам — потому что здесь можно пройти социализацию, а не просто получить кров.

ПОНЯТЬ, ГДЕ КАЙФ

В центре «Содействие» не отказываются и от тех, кто, проходя программу реабилитации, срывался, уезжал, а потом изъявлял желание вернуться.

— Покупаем через интернет билет на поезд, принимаем обратно, — говорит Максим Полуяхтов. — Есть случаи, когда человек кувыркается-кувыркается, срывается с программы, а потом раз — и всё пошло хорошо. Наверное, причина всё та же — смена ориентиров, осмысление проблемы. Пока не поймешь, что кайфа там нет, что он в другом месте, ничего не получится. Я им говорю: «Ребята, я так же, как и вы, ищу счастья. Мне сказали, что оно в Церкви. Не спорю, бывают моменты, когда тяжело. Но чаще — все-таки хорошо».


Другие статьи из рубрики "Проект"

система комментирования CACKLE