Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Не стол, а престол

Подходит к концу Великий пост, и скоро на ночной пасхальной службе прозвучат  ликующие слова святителя Иоанна Златоуста:  «Все-все войдите в радость Господа своего! И первые, и последние, примите награду; богатые и бедные, друг с другом ликуйте; воздержные и беспечные, равно почтите этот день; постившиеся и непостившиеся, возвеселитесь ныне! Трапеза обильна, насладитесь все!»  
Раздел: ПРАЗДНИК
Не стол, а престол
Станислав Жуковский "Пасхальный натюрморт" (1915)
Журнал: № 4 (апрель) 2016Автор: Ольга Надпорожская Опубликовано: 30 апреля 2016

Именно в храме совершается праздник Воскресения Христова, и только там можно ощутить настоящую радость. В пасхальную ночь, как и на каждой Литургии,  на престоле в алтаре происходит величайшее Таинство: хлеб и вино претворяются в Тело и Кровь Христовы, которыми затем причащаются и первые, и последние. «И танцевать бы неплохо, потому что царь Давид танцевал перед ковчегом, — сказал о пасхальной ночи митрополит Антоний Сурожский. — И я все больше и больше убежден, что Пасхальную заутреню надо было бы ритмически совершать, то есть не совсем танцевать ее, но чтобы движения соответствовали пению».

Ну а когда пасхальной радости вкусит душа — можно и за стол садиться! Пасхальная трапеза особенно радостна тем, кто в течение сорока дней поста и Страстной седмицы не вкушал ни мяса, ни яиц, ни молочной пищи. На Пасху стол ломится именно от этих яств!

Во всей красе пасхальные угощения можно увидеть в Великую субботу — день накануне Пасхи. В  храмах устроены длинные столы, на которые прихожане ставят блюда с куличами,  разноцветными яйцами и пасхой. Зажигают красные свечи, и священник, кропя праздничные яства святой водой, обходит стол с пением тропаря: «Егда снизшел еси к смерти, Животе Безсмертный, тогда ад умертвил еси блистанием Божества. Егда же и умершыя от преисподних воскресил еси, вся Силы Небесныя взываху: Жизнодавче, Христе Боже наш, слава Тебе!». В переводе на современный русский язык это песнопение звучит так: «Когда снизошел Ты, бессмертная Жизнь, к смерти, тогда ад умертвил Ты сиянием Божества. Когда же Ты и умерших вывел из преисподней, все Силы Небесные взывали: «Податель Жизни, Христе Боже наш, слава Тебе!» 

Праздничный стол Великой субботы — это настоящий символ вечери Господней, пира, с которым Христос сравнивал Царствие Небесное.

Блюда пасхального стола всегда были так любимы в народе, что даже дети в песочнице готовили именно куличики, а на Украине — пасочки («пасками» украинцы называют куличи). А взрослые порой придавали форму пасхальных блюд куда более сложным произведениям. Вспомните известный петербургский храм Святой Троицы, который в народе называют  «Куличом и Пасхой»: своим архитектурным обликом эта церковь действительно напоминает кулич, а стоящая рядом колокольня —  пасху. Именно таким был замысел заказчика строительства — генерал-прокурора князя Александра Вяземского.

Традиция вкушать на пасхальной седмице кулич и пасху, дарить друг другу крашеные яйца появилась не случайно. Каждое из этих блюд имеет свою символику, основанную на текстах Ветхого и Нового Завета или Священного Предания.

 

Домашний «артос»

 На что же похож кулич — этот высокий пасхальный хлеб? Человек, хотя бы иногда бывающий в храме, ответит сразу: на просфору, которая  используется во время богослужения. Просфора — это круглый золотистый хлеб, состоящий из двух частей — верхней и нижней (в знак того, что во Христе соединились два естества — Божественное и человеческое). В начале Литургии из главной, агничной, просфоры священник вырезает большую частицу, которая затем претворяется в Тело Христово. На Литургии используются еще четыре служебные просфоры и множество маленьких, из которых вынимаются частицы за живых и усопших. Эти малые просфоры нам хорошо знакомы — подавая записки о здравии и о упокоении, мы получаем их от свечницы и затем вкушаем вместе со святой водой.

Но еще точнее будет сравнить кулич с артосом — большим пасхальным хлебом с изображением креста и тернового венца. В Пасхальную неделю он хранится в храме на особом столике перед иконой Спасителя — в память о том, как после Воскресения апостолы оставляли за столом место для Христа и клали туда хлеб. Артос обносят вокруг храма с каждым крестным ходом, а в Светлую субботу благословляют, раздробляют и раздают прихожанам. 

Таким образом, артос — это один из самых древних символов Воскресения Христова, а кулич — его домашний вариант. 

Кулич также символизирует переход от Ветхого Завета к Новому. Праздник Пасхи существовал и в дохристианские, ветхозаветные времена. В этот день иудеи вспоминали свой исход из Египта, где они находились в рабстве у фараона. В праздник Пасхи им было запрещено есть любые проросшие или забродившие злаки. Они вкушали только опресноки — пресный, неквасный хлеб, в память о том, каким поспешным был их исход из Египта. «И понуждали Египтяне народ, чтобы скорее выслать его из земли той... И понес народ тесто свое, прежде нежели оно вскисло; квашни их, завязанные в одеждах их, были на плечах их» (Исх 12:33–34). Христос же, согласно греческому тексту Евангелия, во время Тайной вечери благословил именно квасной, то есть дрожжевой, хлеб (по-гречески  артос). Поэтому Пасха Нового Завета празднуется именно с таким хлебом.

Во время приготовления кулича можно вспомнить и о том, что в одной из притч Христос сравнил Царствие Божие с закваской — то есть дрожжами: «Чему уподоблю Царствие Божие? Оно подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло все» (Лк. 13:20–21). От небольшого количества дрожжей поднимается все тесто. Незаметно для глаз совершается и преображение человека, услышавшего слово Божие и идущего ко Христу.

  

Вместо жертвенного агнца

Пасха (на церковнославянском — млеко огустевшее) — это праздничное блюдо из творога или сметаны, для приготовления которого используется специальная форма в виде усеченной пирамиды.  Но почему оно носит то же название, что и главный христианский праздник? Здесь снова придется вспомнить о тех временах, когда люди жили в ожидании прихода в мир Спасителя. О Пасхе ветхозаветной.

На пасхальной трапезе иудеи вкушали жертвенного агнца, приготовленного с  горькими травами. Эта традиция тоже была связана с избавлением евреев от рабства: накануне их исхода из Египта Господь повелел каждому семейству заколоть «агнца без порока, мужеского пола, однолетнего», приготовить его особым образом и съесть, а кровью помазать косяки своих дверей. Господь поразил смертью всех первенцев в Египте — за исключением жителей домов, двери которых были помазаны жертвенной кровью. Бог заповедал евреям праздновать этот день «во все роды», и с тех пор каждый год на Пасху иудеи закалывали агнца. Накануне Своего распятия вкушал его и Христос с учениками. Считается, что ветхозаветный пасхальный агнец (его называли и просто пасхой) был прообразом (символом) жертвы Спасителя.

С того момента как Сын Божий принес Себя в жертву за грехи всего мира, стало ненужным принесение других кровавых жертв. Поэтому пасха православных христиан — это «млеко огустевшее», которое своей формой напоминает Гроб Господень. А само слово пасха, которое в переводе с еврейского означает избавление, прехождение, в христианстве пониматся как прехождение от смерти к жизни. В прежние времена на пасхальный стол  ставили барашка из сахарного или сливочного масла. Сахарными барашками украшали куличи, в формочках в виде барашка выпекали кексы, а иногда на стол подавали настоящего жареного ягненка.

 

Дар святой Марии Магдалины

Красное пасхальное яйцо — это, пожалуй, самый известный символ православной Пасхи. Еще в дохристианские времена многие народы — египтяне, персы, римляне, греки —  почитали яйцо как символ Вселенной и рождения. Знаменитый парадокс — «Что было раньше: курица или яйцо?» — несмотря  на шутливый характер, заставляет всерьез задуматься о начале  всего сущего. Задумывался об этом и Плутарх, считавший яйцо символом Творца. Другие философы  видели в яйце модель мира, а славяне воспринимали его как символ плодородия и весеннего возрождения природы.         Существует несколько версий возникновения традиции обмениваться на Пасху красными яйцами, но, согласно общепринятому церковному преданию, дело обстояло так.

Одна из учениц Христа, святая равноапостольная Мария Магдалина, дерзнула прийти и рассказать о Воскресении Спасителя самому римскому императору Тиберию. Обычай требовал, чтобы каждый входивший к императору приносил какой-нибудь дар. Мария Магдалина была бедна — она не могла вручить властителю ничего, кроме обыкновенного куриного яйца. Возможно, такой дар объяснялся и тем, что крутое яйцо (бейца)  было частью ветхозаветной пасхальной трапезы:  у иудеев оно по сей день служит эмблемой праздничной жертвы. «Христос Воскресе!» — возвестила святая, протягивая яйцо Тиберию. Императора весть потешила. «Скорее это яйцо станет красным, чем мертвый воскреснет», — усмехнулся он. И яйцо на глазах изменило цвет...

Красный цвет яйца, несомненно, символизирует кровь Спасителя, пролитую за нас на Кресте. В праздник Пасхи священнослужители облачаются в красные одежды, прихожанки надевают красные платки, перед иконами горят красные свечи. Да и сама Пасха в церковных песнопениях называется красной. Ведь у этого слова  есть еще  одно значение: «красивый, прекрасный, превосходный, лучший».

Можно красить яйца не только в красный, но и в другие цвета или украшать их иным способом. До революции в России существовало великое множество декоративных яиц — деревянных, стеклянных, серебряных и даже золотых. Часто яйцо представляло собой шкатулку, внутри которой лежал подарок. Детям на Пасху, как и сегодня, часто дарили шоколадные яйца.

Для украшения праздничного стола специально выращивали цветы и траву —кресс-салат. Ее укладывали в корзину или блюдо, а сверху помещали крашеные яйца. А еще к Пасхе выращивали гиацинты, которые называли пасхальными цветами.

Многие верующие оставляют одно освященное яйцо до следующей Пасхи, положив его на полочке у икон – и совершается чудо: оно не портится. В известной книге Нины Павловой «Пасха красная», в которой рассказывается о ритуальном убийстве трех оптинских монахов в 1993 году, есть свидетельство о таком чуде.

«Журналистка Зоя Афанасьева приехала в Оптину пустынь 17 апреля 1993 года, накануне Пасхи, и призналась иноку Трофиму, что не верит в чудеса. «Инок Трофим принес из своей кельи пасхальное яичко, сказав: „Завтра этому яичку исполнится ровно год. Завтра я съем его у тебя на глазах, и ты убедишься, что оно абсолютно свежее. Тогда поверишь?”»

Вера у инока Трофима была евангельская, и каждый раз на Пасху, вспоминают, он разговлялся прошлогодним пасхальным яйцом — всегда наисвежайшим  и будто являющим собой таинство будущего века, где „времени уже не будет” (Откр. 10:6). До убийства оставались уже считанные минуты. И словно забыв об уговоре с Зоей, инок спешил разговеться прошлогодним пасхальным яичком, желая прикоснуться к этому чуду Пасхи, где все вне времени и не подвержено тлению.

И все-таки Зоя была извещена о чуде. Данные о свежем яичке, съеденном иноком Трофимом перед смертью, занес в протокол патологоанатом, даже не заподозрив, что оно годичной давности. А потом... кинооператор зафиксировал в кадре скорлупу пасхального яичка, полагая, что снимает последнюю земную трапезу инока, и не подозревая, что снимает пасхальное чудо». 


Другие статьи из рубрики "ПРАЗДНИК"

система комментирования CACKLE