Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Как узнать о болезни и принять ее

Когда мы узнаем о том, что близкий человек заболел деменцией, нам кажется, что его можно вылечить — лечатся же болезни! Или мы думаем, что болезнь-болезнью, но жизнь будет идти по-прежнему. Еще мы можем считать, что обязательно сами справимся со всеми проблемами и нам не нужна помощь. И когда через какое-то время мы оказываемся вымотанными и измученными, то нас охватывает страх: неужели так теперь будет всегда? 
Фото с сайта nikeabooks.ru
Журнал: № 4 (апрель) 2016 Опубликовано: 19 апреля 2016


Издательство «Никея» приглашает на лекцию священника Петра Коломейцева «Психологические проблемы ухода за больным престарелым человеком», которая пройдет в Петербурге 19 апреля в 17:00.


Адрес: Русская христианская гуманитарная академия (Фонтанка, 15), актовый зал.


Вход свободный. 


Самые первые признаки деменции: как их не пропустить

«Отец что-то загрустил, почти не ходит на улицу, не смотрит по телевизору передачи, над которыми раньше смеялся. Спрашиваю: „Болит у тебя что-нибудь?“ Отвечает, что болит все. Что поделаешь, старый он уже, вот и затосковал, старость не радость. А свекор мой, ровесник папы, очень бодрый — с собакой играет, в квартире что-то постоянно чинит, даже удивительно».

Ранние признаки деменции могут появиться за пять или даже десять лет до постановки диагноза. И можно даже припомнить, что именно тогда в поведении близкого человека появились некоторые особенности, но никто не обратил на них внимания. Например, спросив пожилого отца, понравились ли ему приготовленные на завтрак оладьи, можно было услышать: «Какие оладьи?» — ранние стадии деменции отличаются забыванием самых свежих событий, при том, что человек может отлично помнить, что было несколько лет назад. Могли быть и случаи, когда отец встречал на улице давнего приятеля, помнил его имя и место работы, но вел себя довольно холодно, а на вопрос: «Вы что, поссорились?» сердито отвечал: «Что мне с ним ссориться, мы чужие люди». Потому что нарушилась так называемая «память отношений» — он не помнил, что дружит с этим человеком. А еще возникли упрямство, ворчливость, прежние увлечения были забыты, и появились странные ошибки — потерянные ключи оказывались в холодильнике, купленное мыло — в хлебнице. У нас всех, замученных скоростью жизни, бывало такое, поэтому три-четыре подобных случая могли и не показаться чем-то особенным: мало ли, старик о чем-то сварливо выговаривает, подумаешь, немного чудит.

На начало деменции у пожилых людей — а в этот момент можно сильно затормозить развитие болезни — обычно мало кто обращает внимание, потому что считает изменения в поведении обычными признаками старости. У большинства жителей нашей страны при слове «старик» или «старушка» моментально возникнет определенный набор ассоциаций — упрямый, ворчливый, медленный, печальный… Пожилой человек, который, с поправкой на состояние здоровья, живет полной жизнью, вызывает удивление и восхищение, потому что это необычно. Пожилой человек, который перестает радоваться жизни и начинает говорить о том, что он зажился на этом свете, может удивления и не вызвать, это кажется закономерным, старость не радость, что и говорить.

Меж тем такие слова могут говорить о депрессии, которая очень часто сопровождает деменцию. Но депрессия для стариков вовсе не является закономерностью, на нее обязательно надо обратить внимание, как обратили бы вы внимание на такое состояние у молодого человека. Это разговоры о том, что человек «устал от жизни», отказ от прежних удовольствий, равнодушное наблюдение за тем, что раньше вызывало интерес, и, очень часто, — телесная реакция, которая как раз описывается словами: «Все болит». Найдите возможность показать родственника врачу — он подберет лекарства для выхода из депрессии и проверит, является ли она предвестником деменции.

Знаменитый врач Гален говорил: «Старость — это не болезнь», поэтому не списывайте изменения в поведении пожилых родственников на их возраст. Все перемены — повод для наблюдения и консультации с врачом. И не стесняйтесь обеспокоить медиков своей излишней бдительностью — чем раньше будет обнаружена деменция, тем спокойнее потом будет ваша жизнь и жизнь больного.

Не переживайте из-за обычной забывчивости близких, свойственной сейчас и молодым людям. Но если забывчивость и ошибки выглядят странно, вычурно (например, браслет положили не в шкатулку, а в сахарницу), к ним надо отнестись серьезно. 

Не надо думать о том, что «старики все такие» — наверняка у вас перед глазами есть и другие примеры: бодрых, деятельных людей, которые находят себе занятие и радуются жизни. Если ваш близкий человек был таким, а потом переменился, виной тому не возраст. А что именно — желательно уточнить у врача.

Перед тем как пойти к врачу, тщательно запишите все симптомы, которые начали мешать жить вашему близкому человеку и вам — это может облегчить постановку диагноза.

Не забудьте написать о переменах, которые произошли в жизни пожилого родственника: это может быть переезд, выход на пенсию, болезнь или смерть кого-то из родных, или любимого животного: часто такие события становятся «спусковым крючком» для начала болезни.

 

Страх перед походом к врачу: почему мы боимся психиатров

«Мама живет отдельно, я приезжаю к ней примерно раз в неделю. Заметила, что в квартире становится все грязнее, а мама постоянно ходит в одной и той же одежде. Я сказала об этом, но она отреагировала агрессивно. Шторы на ночь закалывает булавкой — „а то воры влезут“. Какие воры, она живет на десятом этаже! А когда я напомнила ей о том, как недавно к ней заезжали внуки, она сказала, что не помнит этого — а всего два дня прошло. Мне очень страшно. Мама сходит с ума? Она стала совсем чужая».

Пока живы наши родители, мы чувствуем себя спокойно — они стоят между нами и смертью. Они могут дать совет, обнять, и даже если сейчас отношения с ними не очень хорошие, можно постараться и отыскать в глубине памяти какие-нибудь милые воспоминания из детства.

Перемены в психическом состоянии родственника пугают. Мы пробуем отнестись к ним с привычной логикой — например, мама просто устала, замерзла, потому и решила не раздеваться на ночь. Но идет время, и упорное желание ложиться в постель в уличных туфлях уже никак не спишешь на холод за окном — видно, что с разумом близкого человека что-то происходит, и своими силами тут не обойтись, нужен врач-психиатр.

Часто родственники больного долго откладывают визит к врачу, стараясь объяснить изменения в поведении близкого человека плохим характером, и заодно выражая ему претензии, что он никак не желает взять себя в руки. Такое бездействие объясняется легко: в нашем не очень просвещенном обществе боятся и психически больных, и врачей-психиатров.

Людей, которые сошли с ума, человечество боялось всегда — нам свойственно бежать от непонятного, видеть в нем опасность. Безумцев считали одержимыми бесами и изгоняли из городов, обрекая на бродяжничество — приют они могли найти лишь в монастырях. И сейчас непредсказуемость поведения заболевшего может вызвать мысли о том, что он непременно причинит кому-нибудь вред, как будто бы в его душе и впрямь поселились бесы и подговаривают сделать что-то плохое. Не будем воспринимать больного деменцией идиллически — какие-то его действия и вправду могут быть опасны. Например, желание крутить ручки газовой плиты (думая, что выключает газ, он на самом деле его включает). Но ведь и у детей возникает такое желание — но мы их не боимся, а просто ставим на ручки фиксаторы. Что касается агрессии, которую может проявить больной с деменцией, то ее можно снять с помощью лекарств. И тут возникает новая проблема: лекарства выписывают психиатры, которых мы боимся еще больше. Думаем, например, что будут прописаны таблетки, которые непременно вызовут у больного родственника зависимость, или врач посчитает нездоровой всю семью и отправит в психиатрическую больницу.

К сожалению, эти страшные фантазии небеспочвенны — в то время, как во всем мире развивалась психология, появлялись новые школы и методы, в тоталитарном СССР действовала карательная психиатрия: несогласные с режимом, диссиденты отправлялись в психиатрические больницы, где к ним применяли сильнодействующие лекарственные средства, иногда доводя до состояния «овоща». Все это было не так давно, мы можем даже помнить подобные случаи, которые происходили с нашими знакомыми или даже в семье, и поэтому нам кажется правильным ставить знак равенства между словами «психиатр» и «тюремщик».

Страх глубоко сидит в нас, заставляет отрицать то, что происходит с близким человеком и терять драгоценное время: чем раньше начать лечение деменции, тем скорее можно будет приостановить необратимые изменения. Конечно, можно и не обращаться к психиатру и не лечить болезнь медикаментами — но в этом случае ваш близкий человек проживет меньше, а вы сами можете столкнуться с проявлениями психоза, которые сделают общение с больным невозможным, а вашу собственную жизнь — невыносимой.

На данный момент у нас есть выбор — среди специалистов-психиатров в том числе, и, если сотрудник районного ПНД по каким-то причинам вызывает у вас отторжение, начинайте самостоятельный поиск. Расспрашивайте знакомых — деменция, к сожалению, болезнь распространенная, и вам непременно расскажут о людях, в семьях которых происходит то же самое. Вы можете позвонить этим людям и проконсультироваться у них — конечно, не на предмет того, какие лекарства принимать вашему близкому, а к какому психиатру или в какое медицинское учреждение лучше обратиться. Хорошо может помочь интернет, есть и сайты, посвященные деменции, и форумы, где встречаются те, кто ухаживает за больными родственниками — если вы сами редко пользуетесь компьютером или на это не хватает времени, попросите детей, внуков или родственников поискать для вас отзывы о хороших психиатрах. Знайте — забирать всю семью в больницу специалист не будет и ставить диагноз лично вам, если вы обратились по другому вопросу, тоже не будет.

По поводу лекарств у родственников больного тоже может быть предубеждение — «зачем мучить старого человека таблетками?» Но без лекарств его поведение может не только испортить жизнь всем остальным членам семьи, но и подорвать здоровье: например, из-за длительного недосыпания, потому что больным свойственно спать днем и блуждать по квартире ночью, будя всех остальных. Чаще всего проблемы доставляет именно это, и родственники просят врачей дать снотворное, а от остальных медикаментов отказываются. Но снотворное не лечит деменцию, и сам больной, несмотря на ночной сон, будет чувствовать себя не очень хорошо — поэтому, если есть желание улучшить его жизнь, надо соглашаться на систему лечения, предлагаемую врачом.

У родных больного есть и еще один страх — что о болезни в семье узнают друзья, коллеги по работе, соседи — и могут отнестись к ней предвзято, перестать общаться, или, наоборот, начать навязчиво выражать сочувствие. Боясь, что об изменениях в психике близкого человека кто-то узнает, родственники могут перестать приглашать в дом гостей, а детям запрещать даже упоминать о бабушке или дедушке в разговорах с друзьями. Таким образом, если вдуматься, семья сама обрекает себя на изоляцию, но убежденность в том, что такая болезнь — позор, может быть очень сильной.

Особенно трудно принимать ухудшающееся состояние близкого человека тем, кто внутренне всегда стремился к стабильности и считал, что именно с ним ничего неприятного никогда не произойдет. Такие люди очень болезненно реагируют на неудачи. С большим трудом переносят собственные возрастные изменения — появление новых морщин, первую седину, болезни. Не готовы смиряться с неприятными вещами, которые от них не зависят — например, с плохой погодой, из-за которой не состоится запланированная прогулка, или с экономическим кризисом, заставляющим отказаться от путешествия. Это поведение похоже на детское — так ребенок плачет и кричит, когда его не ведут в зоопарк, не желая понять, что мама заболела.

Для людей с детским поведением болезнь близких, особенно родителей, очень тяжела, потому что многое придется менять и слишком от многого отказываться. К этому добавляется сильный, опять же пришедший из детства страх потери родителя, потери близкого — но не физической, а иной, для определения которой трудно подобрать слова. Вместо ваших папы или мамы, жены или мужа рядом оказывается кто-то совсем другой — при этом у него лицо, голос, интонации того, кого вы любите, но ведет он себя странно. Потери как бы и нет, и вместе с тем она есть, и впереди — неопределенность, в которую надо шагнуть, собрав все свои силы и бесстрашие.

Если схема лечения подобрана хорошим специалистом, лекарственной зависимости не будет.

 Лекарства и врачебные консультации помогут улучшить поведение больного, сгладить реакции, которые доставляют беспокойство окружающим людям.

Вылечить психическую болезнь, взяв себя в руки, невозможно — ваши требования успокоиться или взбодриться только расстроят больного, который может не понимать, что с ним происходит, и переживать по этому поводу.

Районный или частный психиатр не отправит вас в клинику — наоборот, разговор с ним может оказаться очень нужным, вы получите информацию о том, как обращаться с больным.

Замыкание семьи в себе не принесет никакой пользы ни больному, ни его близким. Контакты с окружающими, наоборот, могут дать вам поддержку и помощь — например, друзья посоветуют хорошую сиделку или пришлют ссылку на группу поддержки для людей, которые ухаживают за больными деменцией.

Вы не виноваты в болезни близкого. Не виноват в ней и никто другой. Если вы выберете путь обвинений, то будет слишком трудно и пережить печаль по поводу пришедшей в вашу семью болезни, и научиться жить с ней, поддерживать больного, себя и близких.
 

Важно найти хорошего специалиста. Попросите о помощи друзей и знакомых, постарайтесь настроиться на то, что у вас получится это сделать. Негативное отношение к медикам и знание о необратимости болезни может настроить вас на то, что не надо вообще ничего делать — но лечение действительно способно приостановить деменцию и сгладить ее проявления.

В процессе лечения у вас могут опускаться руки, возникать периоды беспомощности, глубокой усталости, особенно если у вашего близкого сильно изменится поведение. Заранее подумайте о том, как вы будете восстанавливаться в такие периоды, кто будет вам помогать.

Жанна Сергеева, психолог

Из книги «Жизнь рядом. Чем помочь близким с деменцией и как помочь себе»


Другие статьи из рубрики "ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ"

система комментирования CACKLE
5 декабря, понедельник